<<
>>

Тема 5. Понятиеправа, его сущность и функции

5.1. Значение понятия права и его интерпретация. Определение понятия права имеет теоретическое и практическое значение. Во-первых, от его содержания и формы зависят направление научного анализа в правоведении и его результаты, во-вторых, оно жизненно важно при непосредственном применении юридических норм надлежащими органами и лицами, так как в соответствии с ним нередко решается основной вопрос практической юриспруденции - правомерность поведения субъектов.
Одна из общих характеристик права заключается в том, что оно - способ установления объективной меры вещей, метод социальной регуляции. В различные исторические периоды те или иные социальные и политические структуры посредством понятия «право» стремятся утвердить в своих интересах определенные социальные отношения, принципы, порядки, действия, нормы, идеалы и обосновать их соответствие социальной правде, справедливости. Как следствие, в философских, юридических, политических, этических доктринах, в практике политической борьбы как в прошлом, так и в настоящем, неравнозначные по своему содержанию понятия обозначены термином «право». В сущности, различные дефиниции понятия права являются выражением исторически конкретных социальных проблем и одновременно определенным вариантом их разрешения. Эти различия в конечном счете порождены не только многогранностью самого явления права, но и неадекватным применением термина. И ныне представляются актуальными слова И.Канта о том, что юристы все еще ищут определение для своего понятия права. Сущность права - это обусловленная материальными и социально-культурными условиями жизнедеятельности общества, характером классов, социальных групп населения, отдельных индивидов общая воля как результат согласования, сочетания частных или специфических интересов, выраженная в законе либо иным способом признаваемая государством и выступающая вследствие этого общим (общесоциальным) масштабом, мерой (регулятором) поведения и деятельности людей.
Признание общей воли сущностью права выделяет право среди иных нормативных регуляторов, придает ему качество общесоциального регулятора, инструмента достижения обще­ственного согласия и социального мира в обществе. Понимание воли в праве в отстаиваемом подходе исключает сведение права, к орудию насилия, средству подавления индивидуальной воли. Воля, закрепляемая в праве, официально удостоверяется и обеспечивается государственной властью; отвечает требованиям нормативности; имеет специфические формы внешнего выражения (закон, судебный прецедент, нормативный договор, правовой обычай и т.д.); является результатом согласования интересов участников регулируемых отношений и в силу этого выступает именно общей волей, в той или иной мере приемлема для них; соответствует прогрессивным идеям права и др. Соответствие общей воли этим требованиям придает ей характер всеобщей, государственной воли, вследствие чего право приобре­тает качество реально действующего феномена, утверждается в качестве господствующей системы нормативного регулирования. Для понимания природы права принципиально важно иметь в виду следующее: право выступает 1) в форме идей, представле­ний; 2) юридических предписаний (велений или установлений), исходящих от государства; 3) действий или отношений, в которых реализуются идеи, принципы и предписания, права. В теоретической юриспруденции с давних пор ведутся споры о том, что следует признавать важнейшим элементом права - идеи, нормы или действия (отношения). В предшествующей главе было показано, что для представите­лей естественно-правового направления и так называемой пси­хологической школы правовые идеи выступают первоосновой, главным компонентном права. Нормы или же действия способны лишь с той или иной степенью достоверности отразить то, что выражают эти идеи. Представители нормативной школы наиболее важным элементом признают юридические предписа­ния. Это, по их мнению, и является собственно правом, регуля­тором поведения. Сторонники так называемого социологического направления приоритетным в содержании права признают действия или отношения.
Узконормативный подход не дает ответа на вопрос о том, что есть недействующее право («не соприкасающееся» с сознанием адресатов права или не воспринимаемое ими и не реализующееся в их практических действиях). Опасность одностороннего подхода к праву - узконормативного или широкого - сейчас очевидна. Только интегративный подход позволяет отразить в праве как нормативные свойства, так и его деятельностный характер. В таком аспекте право пред­станет реальной силой общества, противоречащей произволу и беспорядку. Точнее высвечивается роль государства по отноше­нию к праву - оно не «производит» право, но обеспечивает его на всех стадиях бытия права. Данный подход позволяет более точно подойти к оценке соотношения объективного и субъек­тивного в праве, осмыслить роль фактической правомерной дея­тельности в правообразовательном процессе, а следовательно, и природу так называемого фактического права, не отторгая и не относя к «предправовым» факторам то, что изначально наделено правовыми свойствами. Утверждение интегративного подхода к праву имеет важное мировоззренческое значение, ориентируя массовое и профессио­нальное правосознание на понимание того, что правовое регули­рование отношений и поступков возможно лишь там, где объективно существуют доказуемость и исполнимость прав и обязанностей средствами юридического процесса, что действие права предполагает определенные условия, требуемые ресурсы, наличие специальных структур, способных применять право и при необходимости принуждать к его исполнению. Итак, по своей сущности право выражает согласованную волю участников регулируемых отношений, приоритеты и ценности личности и вследствие этого выступает мерой свободы и ответственности индивидов и их коллективов, средством цивилизованного удовлетворения ими разнообразных интересов и потребностей. С учетом существенных свойств целесообразно отметить следующие признаки права: 1. Право есть система нормативного регулирования, основанная на учете интересов различных слоев общества, их согласии и компромиссах.
Соответствие права согласованным интересам или общей воле придает ему реальность, а в конечном счете социальный вес. И, напротив, если нормативные требования не выражают общей воли, то никакими механизмами, в том числе принудительной силой государства, нельзя обеспечить их полное исполнение. Выражение в праве согласованных интересов участников регулируемых отношений придает ему обязательность, всеобщность, утверждает в качестве господствующей системы нормативного регулирования. 2. Право есть мера, масштаб свободы и поведения человека. В указанном аспекте право отражает: 1) меру полноты (объема), доступности, реальности прав, свобод личности, возможностей для ее инициативного поведения; 2) меру допустимых ограниче­ний свобод человека. Заметим, что уже в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. (ст. 4) было зафиксировано: «Свобода состоит в возможности делать все, что не вредит дру­гому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми границами, которые обеспечивают другим членам общества пользование этими же правами». 3. Право обеспечивается государственной властью. Госу­дарство участвует в правообразовании, в охране права. 4. Нормативность есть исходное и основополагающее свойство права, придающее ему качество специфического регу­лятора, координатора деятельности людей. Нормативность выра­жается через систему регулятивных средств различного уровня. Наибольшей формально-юридической определенностью характе­ризуются нормы-предписания - юридические установления, ис­ходящие от государства. В то же время им присущи и издержки. Они обладают гораздо меньшим уровнем нормативности в срав­нении с принципами права, всегда требуют официального удостоверения в правотворческих актах. Наиболее универсаль­ным регулятором выступают принципы права, которые характе­ризуются высоким уровнем нормативности и не обязательно требуют закрепления в социальных актах. Правом при определенных условиях могут признаваться фак­тические действия участников правоотношений, которые отли­чаются качеством нормативности, т.е.
объективно необходимы, отвечают характеру прогрессивной человеческой деятельности, типичны для данных условий, приносят социально полезный результат; являются источником, порождающим взаимовыгод­ные партнерские отношения между субъектами общения; не связаны с нарушением юридических запретов и использованием неправомерных средств для достижения фактического результата; исключают причинение вреда общему интересу, правам граждан; могут быть подтверждены в установленном порядке как правомерные; связаны с правовой обязанностью субъектов этих действий. 5. Право есть реально действующая система нормативной регуляции. Право существует, «напоминает» о себе постольку, поскольку оно действует, т.е. отображается в сознании, психике людей, осуществляется в их практических действиях. 6. Право не тождественно закону. Законодательство выступает одной из форм выражения права. Закон (иной норма­тивный акт государства), не отвечающий идеям права, его природе, ценностям и приоритетам личности, может в установ­ленном порядке признаваться недействительным и, следова­тельно, в этом случае правом не является. Функции права - это основные направления юридического воздействия на общественные отношения, определяемые сущ­ностью и социальным назначением права в жизни общества. Соответственно этому можно отметить следующие особен­ности функции права: 1. Функции права производны от его сущности и определяют­ся назначением права в обществе. Функции - это «свечение» сущности права в общественных отношениях. 2. Функции права - это такие направления его воздействия на общественные отношения, потребность в осуществлении которых порождает необходимость существования права как социального явления. 3. Функции выражают наиболее существенные, главные черты права и направлены на осуществление коренных задач, стоящих перед правом на данном этапе развития общества. 4. Функции права представляют направления его активного действия, упорядочивающего определенный вид общественных отношений. Поэтому одним из важнейших признаков функции права является ее динамизм, движение, действие.
Еще Гете говорил: «Функция - это существование, мыслимое нами в действительности». 5. Постоянство как необходимый признак функции характе­ризует непрерывность, длительность действия этой функции. 5.2 Классификация функций права и их характеристика. В из­вестной степени условно можно выделить две группы критериев, которые лежат в основе дифференциации функций права: 1) внешние, в соответствии с которыми выделяют так назы­ваемые социальные функции права (политическую, экономичес­кую, воспитательную), и 2) внутренние. Последние вытекают из самой природы права, способов его воздействия на поведение людей, особенностей форм реализации. В этом случае выделяют регулятивную и охранительную функции права. Регулятивная и охранительная функции - это имманентные праву функции, которые определяют необходимость его сущест­вования как социального института общества. Особенности регулятивной функции заключаются прежде всего в установлении позитивных правил поведения, в организа­ции общественных отношений, в координации социальных взаи­мосвязей. В рамках этой функции выделяют две ее разновид­ности (подфункции) - регулятивную статическую и регулятив­ную динамическую (С.С. Алексеев). Регулятивная статическая функция выражается в воздействии права на общественные отношения путем их закрепления в тех или иных правовых институтах. В этом состоит одно из назначе­ний правового регулирования. Право прежде всего юридически закрепляет, возводит в разряд четко урегулированных те общественные отношения, которые представляют собой основу нормального, стабильного существования общества, соответству­ют интересам его большинства и выражают общую волю. Решающее значение в проведении статической функции при­надлежит институтам права собственности, институтам полити­ческих прав и свобод граждан. Отчетливо данная функция выражена в авторском, изобретательском праве и др. Регулятивная динамическая функция выражается в воз­действии права на общественные отношения путем оформления их движения (динамики). Она воплощена в институтах граж­данского, административного, трудового права, опосредующих хозяйственные процессы в экономике, и других сферах. Наиболее характерными путями (способами) осуществления регулятивной функции права являются: - определение посредством норм права праводееспособности граждан; - закрепление и изменение правового статуса граждан; - определение компетенции госорганов, полномочий долж­ностных лиц; - установление правового статуса юридических лиц; - определение юридических фактов, связанных с возникно­вением, изменением и прекращением правоотношений; - установление конкретной правовой связи между субъекта­ми права (регулятивные правоотношения); - определение оптимального типа правового регулирования (общедозволительного, разрешительного) применительно к кон­кретным общественным отношениям. С учетом сказанного регулятивную функцию права можно определить как обусловленное социальным назначением направ­ление правового воздействия, выражающееся в установлении позитивных правил поведения, предоставлении субъективных прав и возложении юридических обязанностей на субъектов пра­ва в целях закрепления и содействия/ развитию отношений, соответствующих интересам общества, государства и граждан. Охранительная функция права - это обусловленное социальным назначением направление правового воздействия, нацеленное на охрану общезначимых, наиболее важных эконо­мических, политических, национальных, личных отношений, их неприкосновенность и сообразно этому на вытеснение отношений, чуждых данному строю. Специфика охранительной функции состоит в следующем. Во-первых, она характеризует право как особый способ воз­действия на поведение людей, выражающийся во влиянии на их волю угрозой санкций, установлением запретов и реализацией юридической ответственности. Во-вторых, она служит информатором для субъектов общественных отношений о том, какие социальные ценности взяты под охрану государством посредством правовых предписаний. В-третьих, она является показателем политического и куль­турного уровня общества, гуманных начал, содержащихся в праве. Характерные черты охранительной функции права прослежи­ваются более четко, если ее сравнить с правоохранительной деятельностью государства. Общее назначение последней сводится к тому, чтобы обеспечить неуклонное выполнение субъектами права требований закона, т.е. обеспечить режим законности. Достигается это выявлением правонарушений, их расследованием, привлечением к ответственности виновных. Таким образом, если охранительная функция права - это действие самого права, то правоохранительная деятельность государства является материальной гарантией соблюдения требований права, поскольку это действие специальных учреждений (МВД, прокуратуры, суда) по охране права, действие не самого права, а внешнего по отношению к нему фактора. Кроме того, охранительная функция направлена на охрану общественных отношений, а правоохранительная деятельность - на охрану самого права. 5.3. Различение права и закона. Проблема различения права и закона приобретает в теории права актуальное значение в 70-е годы, совпавшие с формированием идеи правового государства, неизбежным следствием которого был отказ от тоталитарных представлений о сущности права и, в частности, от приоритета государства над правом. Данная проблема в трудных условиях осмысливалась учеными, приверженцами демократических идеалов: В.Д. Зорькиным, Д.А. Керимовым, Р.3. Лившицем, Н.С. Малеиным, Г.В. Мальцевым, Л.С. Мамутом, В.С. Нерсесянцем, Э.Л. Розиным, В.А. Тумановым. (Разрабатывавшаяся ими проблема не является их открытием, как и два названных выше подхода к правопониманию, все они имеют многовековую историю.) Обозначим основные положения результатов их исследования, которое не исчерпано, а продолжается. Практическая необходимость в различении права и закона существует потому, что не все законы соответствуют идеалам справедливости, т.е. не всегда торжествует единство должного и сущего. Сущее - закон, который есть, должное - то, каким он должен быть. Поиск последнего и составляет поиск сущности права. Процесс этот постоянный, и лишь в правовом государстве, в котором сущее и должное совпадают, он приближается к цели. Но и здесь поиск должного не прекращается. Закон - лишь одна из форм права. Кроме закона, существуют и другие нормативные предписания, также являющиеся формами выражения права. К последним относятся и нормы международного права. Одним из проявлений права в его различении с законом является и право, представленное в правосознании, правовых отношениях, правовых принципах, иных правовых явлениях. Поэтому право шире законодательства и никогда с ним по объему не совпадает. Содержание права первично по отношению к государству, ибо право - один из видов общественных отношений (с присущими только ему характеристиками, отличающими его от иных общественных явлений), складывающихся на почве социального обмена и представляющих его выражение. Общественные же отношения (экономические, сфера морали, быт, семейно-родственные связи и т.п.) порождаются не государственной регламентацией, а возникают спонтанно, независимо от нее. Государство лишь закрепляет уже существующие отношения, отвечающие представлениям о справедливости соответствующего общества, т.е. последнее посредством государства формирует право, которому государство подчинено, связано им. В числе субъектов, которым адресованы правовые акты, находится и государство, оно не вправе игнорировать изданный им акт. Возможны отмена и изменение государством изданного им акта, но в соответствии с порядком, предусмотренным правом. Объективно возникшие общественные отношения, требующие правового регулирования, не сразу и не вдруг приобретают качество правовых норм, эти отношения, прежде чем стать таковыми, проходят сложный путь через институты гражданского общества и государства. Право - продукт общественного развития, и в его создании участвуют, хотя и по-разному, и общество, и государство. Последнее призвано своевременно отражать в нормах позитивного права те или иные действия (имеется в виду внешние действия, т.е. действия, проявившиеся вовне, но не сфера внутренних усмотрений), осознанные и одобряемые обществом и имеющие свойства правовых. Соответственно формулируется понятие права авторами изложенного аспекта правопонимания. «Право... по своему понятию - это исторически определенная и объективно обусловленная форма свободы в реальных отношениях, мера этой свободы, форма бытия свободы, формальная свобода» (В.С. Нерсесянц). Другая интерпретация этого же автора содержится в определении права как «объективно обусловленной... и выражающей требование справедливости общей меры (формы, нормы) свободы и равенства». Наконец, еще одна дефиниция: «Право есть нормативно закрепленная справедливость» (Р.З. Лившиц). Отличительная черта этой формы - равенство участников соответствующих отношений. Она (форма) имеет значение лишь для опосредуемых ею отношений и их участников. Именно для них правовая форма - одинаковый масштаб, т.е. они соизмеряются одной и той же равной для всех мерой, независимо от их фактического, умственного, физического, имущественного и иного положения. В этом смысле правовая форма имеет признак всеобщности (для того или иного круга отношений и их участников). Свобода как необходимый элемент состоит в возможности участников правового общения самостоятельно выражать свою волю независимо от других его участников. Следовательно, всеобщность права как меры свободы исключает произвол и привилегии (в рамках данного круга отношений). Разумеется, уровень свободы индивида зависит от достигнутой обществом социально-исторической свободы в целом. В данной связи возникает проблема равенства и социальной справедливости и их отражения в праве. Эти понятия, как и понятия равенства индивидов между собой и их равенства перед законом, не тождественны. Последнее означает равнозначную юридическую оценку деяний всякого индивида независимо от его социального статуса. Отождествление в праве социальной справедливости и равенства ведет в конечном счете к уравниловке, к игнорированию социальной самобытности индивида, его потребностей и собственных возможностей. Общие, специальные и исключительные нормы, содержащиеся в правовых системах, не допускают подобной интерпретации равенства и справедливости. Смысл справедливости в обозначенном контексте состоит в пропорциональности социальных благ, льгот, лишений, компенсаций фактическим заслугам конкретного индивида перед обществом. Такой аспект равенства Аристотель называл равенством в геометрической пропорции, означающим наделение благами по достоинству, пропорционально вкладу индивида в общество. Здесь справедливым, а следовательно, соответствующим праву, может быть как равное, так и неравное наделение благами (власть, почести, деньги): равное воздаяние за равный вклад. Иной аспект равенства (и справедливости) Аристотель считал этической и нравственной основой права: все люди признаются равными перед законом, независимо от своего социального статуса, и отвечают за совершенные деяния в соответствующей мере (равенство в арифметической пропорции). Своеобразие права проявляется также в эквивалентности (равноценности) взаимных предоставлений (вещи, услуги, духовные блага и т.д.), которыми обмениваются субъекты правового общения. Объективное условие такого обмена - равенство сторон. Эквивалентности взаимных предоставлений сопутствует принцип единства взаимных прав и обязанностей - возможного и корреспондирующего ему должного поведения. Правовые отношения реализуются именно благодаря притязательно-обязательному их характеру. Не следует абсолютизировать значение внешней свободы. Выраженные вовне действия должны совпадать с внутренней разумной свободой. Внутренние барьеры указывают на необходимость выбора между действиями, продиктованными разумом, и инстинктами. Свобода, понимаемая как независимость от внешних ограничений, есть своеволие, отрицающее ограничение своей свободы и равнодушное к чужой свободе. Как писал Гегель: «Я только тогда истинно свободен, если и другой также свободен и мною признается свободным». Аналогично - Монтескье: «Свобода есть право делать все, что дозволено законами. А если допустить, что гражданин может делать и то, что законами воспрещается, - свободы нет, ибо точно так же могли поступать и другие граждане». Применительно к праву это положение сформулировано древнеримскими юристами: «Никто не считается поступившим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему правом», т.е. субъективное право очерчивает границы свободы его участников. Выход за рамки собственной свободы сопряжен с ответственностью, неизбежность которой указывает на необходимость соблюдать границы своего права и не нарушать правовую свободу других. Таким образом, ограничение свободы (запрет, который, по выражению В.С. Нерсесянца, имманентен правовой регуляции), в сущности, есть правовое средство осуществления свободы поведения за пределами запрета. В частноправовых отношениях такая свобода выражается формулой: «дозволено все, что не запрещается законом», т.е. действия гражданина до границ запрета свободны от вмешательства государства. В публично-правовых отношениях действует иной принцип: «дозволено разрешенное законом». В соответствии с ним органы государства могут устанавливать запреты, прямо разрешенные законом и не посягающие на права и свободы граждан. Гарантией прав и свобод личности служит ответственность за нарушение запретов. Определяющий признак права - нормативность. В традиционном значении в ней усматриваются единообразные правила поведения, исходящие от публичной власти, и обязанность их соблюдения под страхом применения государством соответствующих санкций. С точки зрения сторонников различения права и закона, нормативность права представляет собой определенные императивы, коренящиеся в самой природе права. Лицо, вступившее в правовые отношения (разумеется, по своей воле), в силу самой правовой формы вынуждено подчиняться ее требованиям (в противном случае сущность права не будет реализована), а именно: признавать контрагентов равными себе и свободными, соблюдать принципы эквивалентности взаимных предоставлений и единства взаимных прав и обязанностей и т.п. Если в ходе социального обмена эти императивы не выполняются, нарушившая их сторона выпадает из круга правовых отношений. В этом и заключается нормативный (принудительный) характер права. В случае закрепления конкретной правовой реальности в позитивном праве (законах и других источниках права) государство может дополнительно применить санкции. Таким образом, нормативность права, опосредуемая через правовое сознание, объективно обусловлена необходимой формой соответствующих общественных отношений. Эту нормативность не следует смешивать с нормативностью позитивного права. Как отмечает В.С. Нерсесянц, «первая - реальный и объективный источник и предпосылка второй, вторая - форма неофициального признания и конкретизированного выражения первой в виде четкихи определенных положений и правил (норм «положительного права»), снабженных официальной защитой». Изложенное свидетельствует о том, что нормативность может быть реальной и вне позитивного права, независимо от него. Наглядным подтверждением того являются, в частности, соображения Л.И. Антоновой: «При отставании законодательного закрепления новых норм, рождающихся в жизни, неизбежно существуют и параллельно действуют две их системы: одна - закрепленная в законодательных актах, но утратившая свою правовую основу; вторая - сложившаяся под влиянием изменений в общественных отношениях, но не получившая официального признания. При этом первая опирается на возможность государственного принуждения, а вторая базируется на ее признании обществом и его поддержке. (Т.е. вторая система реализуется посредством нормативности, опосредуемой через правосознание. - М. X.) В результате первая все больше утрачивает свою правомерность и перестает применяться, несмотря на формальную обязательность, а вторая, напротив, завоевывает все более прочные позиции, вынуждая в конечном счете законодателя внести необходимые изменения в систему позитивного права. Достаточно вспомнить тщетность попыток нашего государства искоренить с помощью законодательных мер спекуляцию, фарцовку. Развитие рыночных отношений сформировало в обществе новый взгляд на перепродажу товаров, широкий обмен валюты. Изменились представления об их неправомерности. Все попытки сохранения старых правовых норм, закрепленных в законодательстве, были обречены на неудачу. В результате они были законодательно отменены. Приведенные соображения, разумеется, не призывают к игнорированию норм позитивного права, не соответствующих реальным интересам общества на том или ином этапе его развития. Для этого существуют легальные пути совершенствования законодательства, которые следует активно проводить в жизнь. Ибо любая брешь в реализации нормативных начал подрывает правопорядок в целом и негативно воздействует на социальную практику. Анализируемые Л.И. Антоновой факты как раз свидетельствуют о несоответствии закона фундаментальным принципам права. Эти факты являются «сигналом» законодателю для соответствующих действий. 5.4 Право и справедливость. С древнеримских времен сущности права имманентна справедливость, являющаяся основным принципом естественного права. Опираясь на древнегреческих мыслителей, в основном стоиков, римские юристы разработали доктрину естественного права применительно к римской социальной почве, оказав большое влияние на развитие правовой мысли последующих эпох. Согласно Цицерону, смысл справедливости «состоит в том, чтобы никто никому не вредил, если только не будет спровоцирован на это несправедливостью...». Она (справедливость) «воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними», все люди, независимо от фактических предпосылок, подчинены этому всеобщему естественно-правовому принципу. Один из исследователей истории римской юриспруденции Т.Кипп отмечает, что римлянам принадлежит мысль, «постоянно возрождающаяся во все эпохи, что, кроме права, которое тот или иной народ создает для себя, т.е. кроме положительного права, существует еще право естественное, jus naturae, jus naturale. Это последнее, по их мнению, обще всем народам или даже обще людям и животным и, так сказать, врождено им от природы». Являясь основой естественного права, справедливость (aequitas) определяет содержание норм позитивного права. «Право признавалось естественным, когда в нем видели нечто всеобщее, неизменно правильное и справедливое, а сама справедливость нередко называлась естественной. Право не совпадает с aequitas, но оно должно быть как бы отражением aequitas. Оно стремится привести свое содержание в соответствие с требованиями aequitas, с этими же требованиями сообразуются при интерпретации и применении права. Aequitas служит масштабом для критики существующего права». Таким образом, согласно воззрениям римлян и римской юридической практике естественное право как бы пронизывает своими принципамидействующее право, в то же время являясь также реально действующей его составной частью, но не одной лишь теоретической конструкцией. Справедливость - конституирующий признак понятия права вообще, без которого оно не существует. В этом отношении примечательно положение юриста Павла: «Говорится, что претор высказывает право, даже если он решает несправедливо: это (слово) относится не к тому, что претор сделал, но к тому, что ему надлежало сделать». Естественное право несет в себе созидательную нагрузку в том смысле, что оно воплощается в позитивном праве и через него как необходимую форму проводит принципы и идеи справедливости. Именно римские юристы впервые широкомасштабно интегрировали в право нравственные категории. Таким образом, право и нравственность не одно и то же: право должно быть нравственным, но не нравственностью. Как в Средневековье, так и в Новое время современная отечественная юридическая наука и философия в поисках сущности права близки к устремлениям древних римлян. Ученые, так или иначе занимающиеся проблемами права (как это следует и из приведенных в предыдущем подразделе определений), отмечают такие непременные его признаки, как равенство, справедливость, свобода. Отсюда делаются выводы: «Где нет... принципа, там нет и права как такового» (В.С. Нерсесянц); «Несправедливый закон не есть право» (Р.3. Лившиц); «Если в действующем законодательстве недостает хотя бы одного из важнейших признаков автономии (свободы), его уже нельзя считать строго правовым» (Э.М. Соловьев). Идеально так должно быть, ибо справедливость, нравственность, равенство и т.п. -необходимые качества и свойства права. Здесь возникают проблемы. Можно ли считать абсолютно справедливыми существовавшие в человеческой истории и ныне существующие правовые общности, в том числе и нашу, отечественную, и, следовательно, являлись ли и являются ли они правом? По-видимому, удовлетворительно ответить на этот вопрос невозможно, ибо и в самой сравнительно совершенной правовой системе отыщутся положения, не соответствующие обозначенным принципам. Если «несправедливый закон не есть право», то и применять его несправедливо, негуманно, безнравственно. Но какой объективный критерий при этом проведет черту между нравственным и безнравственным, справедливым и несправедливым? Разумеется, ценность, к примеру, свободы как признака права абсолютна, но сама свобода относительна, она закономерно зависима от уровня развития культуры (в широком смысле) общества, поэтому на разных его этапах содержание свободы неодинаково (как и справедливости, равенства и т.п.). Границы этих этапов, а также социальные и политические катаклизмы внутри их, следствием которых являются метаморфозы ценностного содержания фундаментальных идей (равенства, свободы, справедливости и т.п.), воспринимаются их современниками (и последующими поколениями) неоднозначно. В результате нравственно должное в праве приобретает спорный характер и лица, применяющие закон, будут руководствоваться собственным пониманием справедливости. Выходит, что от субъективного мнения отдельных лиц будет зависеть, соблюдать ту или иную норму позитивного права (закона и т.п.) или нет. Именно этим объясняется не только необходимость существования последнего (позитивного права), но и строгое следование ему. Другое дело, что в той или иной цивилизации в условиях движения к свободе (а именно такова глобальная тенденция развития человеческого общества) общество демократизируется (с зигзагами и поворотами назад), оно все более и более усваивает фундаментальные идеи, которые проникают в право, и содержание нормативных установлений государства качественно меняется, приближаясь к общечеловеческим ценностям. Таким образом, естественное право с присущими ему фундаментальными принципами выполняет роль стандарта, критерия для оценки действующего позитивного права, одновременно являясь методом и способом его совершенствования. В этом практическое значение естественного права, его социальная ценность глобального масштаба. 5.5 Понятие права в современном отечественном правоведении. Понятно, что право - многогранное социальное явление и оно может исследоваться в различных аспектах, с различных точек зрения. Столь же многообразными могут быть определения понятия права. Каждое определение раскрывает какую-то сторону (или стороны) этого явления, но все они соответствуют одному (единому) понятию права. При этом практически невозможно в одном определении отразить всю сущность права. А.М. Васильев отмечал, что это доступно лишь теории права в целом. Возможность различных определений как раз и способствует синтезированному научному анализу. Как следствие указанной возможности в современной отечественной правовой теории сформулированы определения понятия права как феномена общечеловеческой ценности (некоторые из них приведены выше), а также операциональные. Первые характеризуют право с мировоззренческих, философских позиций, последние нацелены на непосредственно практическое применение в конкретных юридических ситуациях, когда решается вопрос о правомерности действий индивида. (Надо иметь в виду, что в научном смысле операциональные определения формулируют не теоретические понятия, а эмпирические условия их применимости.) В теории права сформулировано также синтезированное (общее) понятие права, включающее в себя различение и вместе с тем взаимосвязь права и закона. Важно запомнить: эти две разноплоскостные характеристики права ни в коем случае не противопоставляются, они дополняют друг друга. Исходным является определение права, содержащее его абстрактную (мировоззренческую) характеристику. Оно должно быть учтено в едином (общем) понятии, ибо ему должен соответствовать закон (право в форме закона), чтобы стать правовым, чтобы сущее (закон) не противоречило должному (праву до и независимо от закона), которое как форма (и мера) свободы и равенства выступает критерием справедливости. Речь идет о различных проявлениях единой правовой сущности также и потому, что методологически законом может быть только правовое (по своим объективным свойствам), т.е. официальное признание чего-то неправового не превратит его в право. Вот пример общего определения: право - это исторически изменчивая, объективно обусловленная справедливая общая мера свободы и равенства, получающая посредством официального выражения общеобязательную силу (В.С. Нерсесянц). Одно из последних операциональных определений понятия права принадлежит С.С. Алексееву: право - это система норм, выраженных в законах, иных признаваемых государством источниках и являющихся общеобязательным, нормативно-государственным критерием правомерно дозволенного (а также запрещенного и предписанного) поведения. Как видим, здесь правом являются лишь признанные государством нормативные положения. В соответствии с этим определением признаки права таковы: общеобязательная нормативность, утверждающая в обществе единые и постоянные правила поведения, имеющие всеобщее действие; выражение норм в законах, иных признаваемых государством источниках, являющихся формой общеобязательной нормативности, что придает праву качество институционного образования, т.е. явления объективированного в признаваемых государством документах. Тем самым нормы приобретают свойство формальной определенности, но не остаются вербальными идеями; действие через дозволения, через субъективные права. Этот признак подчеркивает, что стержнем права является категория свободы. Несмотря на то, что в содержание права включены запреты, предписания и т.п., все же основной критерий - дозволения, правомерное поведение, признаваемое обществом; государственная обеспеченность. Она ограничивает право от других социальных регуляторов (например, морали), не имеющих такой обеспеченности, и придает ему надежность авторитетом государственной власти, способной к принуждению, которой тем не менее не следует придавать всепоглощающего значения. Нормы права, не соответствующие критериям естественного права, при их реализации приводят нередко к применению антигуманных средств и связаны с нравственными и психологическими деформациями. В течение последних лет, освободивших нас от догм тоталитарной идеологии, наука теории права значительно продвинулась на пути к раскрытию сущности права, которая все же остается до конца непознанной. Грядущее время несомненно обогатит правовую науку соответствующими исследованиями. 5.6. Правовая культура Правовую, в том числе профессионально-правовую, культуру юристов можно рассматривать в двух аспектах: как оценочную (аксиологическую) категорию и как категорию содержательную. В первом случае она понимается как качественное состояние правовой жизни общества на каждом данном этапе его развития. Это позволяет охватить и оценить правовую жизнь в целом и основные ее сферы в отдельности. Типичным и наиболее полным применительно к этому подходу следует считать определение понятия правовой культуры общества как качест­венного состояния правовой жизни общества, выражающегося в достигнутом уровне совершенства правовых актов, правовой и правоприменительной деятельности, правосознания и правового развития личности, а также в степени свободы ее поведения и взаимной ответственности государства и личности, положительно влияющих на общественное развитие и поддержание самих условий существования общества. Применительно к личности каждого гражданина в рассматри­ваемом аспекте правовая культура - это знание и понимание права, осознанное исполнение его предписаний. Профессионально-правовая культура - это глубокие, объемные и формализованные знания законов и подзаконных актов, а также источников права, правильное понимание прин­ципов права и задач правового регулирования, профессиональ­ное отношение к праву и практике его применения в строгом и точном соответствии с правовыми предписаниями или принци­пами законности, т.е. высокая степень владения правом в предметно-практической деятельности. Соответственно для каждого юриста это степень овладения профессией, уровень специальной подготовки. Содержательный анализ правовой культуры предполагает понимание ее как системы овеществленных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права и их отраже­нию в сознании и поведении людей. В структуре правовой культуры в конкретно-социологическом аспекте соответственно выделяют следующие наиболее крупные элементы, которые у юристов-профессионалов имеют свое определенное содержание и качественный уровень: - право как систему норм, выражающих возведенную в закон государственную волю; - правоотношения как систему общественных отношений, участники которых обладают взаимными правами и обязанностями; - правосознание как систему духовного отражения всей правовой действительности; - правовые учреждения как систему государственных орга­нов и общественных организаций, обеспечивающих правовой контроль, реализацию права; - правовое поведение, деятельность1. Правовая культура функционирует во взаимодействии с другими областями или сферами культуры: политической, нравственной (этической), эстетической, религиозной и т.д. При этом в специфическом содержании правовой культуры обяза­тельно проявляются черты и особенности, свойственные как господствующей культуре данного общества, так и отдельным ее областям. Обеспечение максимального взаимного соответствия между всеми элементами правовой культуры - магистральная линия укрепления в обществе законности и правопорядка. В этой связи особо значимым является взаимодействие, взаимообслуживание элементов правовой и нравственной культуры и областей культуры в целом. Обеспечить социально адекватное, законопослушное поведение личности в условиях демократичес­кого государства можно лишь через нравственное и правовое со­знание одновременно. Именно нравственное сознание как элемент нравственной культуры служит непосредственным внут­ренним (личностным) механизмом определения правовой пози­ции (выбора правомерного или противоправного варианта пове­дения). Поэтому основными составляющими профессионально-юридической культуры следует считать профессионально-право­вую и профессионально-нравственную сферы или области куль­туры. Быть мастером своего дела в сфере правопорядка - зна­чит обладать высоким уровнем профессиональной культуры. См: Каминская В.И., Ратинов А.Р. Правосознание как элемент правовой культуры. Правовая культура и вопросы правового воспитания. - М., 1974. С. 42-43. 5.7 Права человека и правовой статус личности Права человека - неотъемлемое свойство человека. Если человек не обладает правами, то тем самым уничтожается сама природа человеческого существа. Права человека принадлежат человеку, а не государству. Поэтому они не могут рассматриваться как «дар» государства. Государство способно обеспечить их или уничтожить. В первом случае речь идет о правовом государстве, а во втором - об антидемократическом. Права человека - это социально-экономические, политичес­кие, культурные и другие возможности свободного самоопре­деления и свободной жизнедеятельности человека. В Между­народном пакте об экономических, социальных и культурных правах, а также в Международном пакте о гражданских и политических правах отмечается, что эти права вытекают из присущего человеческой личности достоинства. Достоинство, как и вытекающие из него права, неотъемлемо от человека. Во Всеобщей декларации прав человека закреплено положение о том, что «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира…». Свобода отдельной личности, как и общества в целом, основывается на признании человеческого достоинства как абсолютной ценности. Для свободного общества неприемлемы никакие критерии той пользы, которую человек приносит обществу, когда речь идет о человеческом достоинстве. В демократически организованном обществе нет полезных или бесполезных для общества людей. Все люди равны перед законом и имеют равное право на защиту своих правовых интересов.Впервые формальное, законодательное выражение представ­ления о правах человека получили в 1776 году в Конституции аме­риканского штата Вирджиния, а затем в Билле о правах 1791 года, который представлял собой десять поправок к Конституции США 1781 года. В 1789 году во Франции была принята Декларация прав человека и гражданина, оказавшая огромное влияние на политиче­ское, правовое и духовное развитие многих стран мира. Важной особенностью этих документов является подразделение в них прав, принадлежащих человеку, на две категории: права человека в соб­ственном смысле слова, присущие ему от рождения, рассматривае­мые как естественные, неотчуждаемые и зависимые от государст­ва; и права гражданина, которые установлены государственной властью, людьми (позитивное право). Такому различению придава­лось особое нравственное, идеологическое, а также юридическое значение, имеющее важные последствия. Любой человек провоз­глашался в качестве обладателя некоторого минимума наиболее важных для него прав и свобод независимо от своей государствен­ной, национальной, религиозной и т.п. принадлежности. Основной смысл такой постановки вопроса состоял в том, чтобы государство признало права человека в качестве высшей ценности, ни при ка­ких обстоятельствах не посягало на них, безусловно обеспечивало бы их практическую реализацию - главным образом за счет собст­венного невмешательства, ограничения своей активности по отно­шению к автономии, свободе индивида, как бы очередной, ограж­денной указанными правами. Государство также должно было обес­печить соответствие прав гражданина государства правам челове­ка, поскольку именно в последних выражены высшая истина и спра­ведливость, продиктованные самой природой и даже божествен­ным замыслом. Самой же разработанной и распространенной является клас­сификация прав и свобод в соответствии с предварительным выде­лением наиболее важных сфер общественной жизни, в которых возникают и реализуются права и свободы. Другими словами, это подразделение прав и свобод по их социальному назначению. По этому основанию выделяют четыре большие группы прав и свобод: политические, социально-экономические, личные, культурные. При этом грань, проводимая между этими группами прав и свобод, достаточно условна, поскольку все они характеризуют еди­ную, целостную систему общественных отношений. А многие кон­кретные права и свободы одновременно могут быть отнесены к двум различным категориям прав. Политические права и свободы личности - это возможности человека в государственной и общественно-политической жизни, обеспечивающие его политическое самоопределение и свободу, уча­стие в управлении государством и обществом. К ним относятся: право на объединение; свобода митингов, шествий, демонстраций; право избирать и быть избранным в органы государственной вла­сти и местного самоуправления; право на равный доступ к любымгосударственным должностям; право участвовать во всенародных обсуждениях и голосованиях (референдумах) и другие. Например, важнейшее политическое право, каким является право на объеди­нение (свобода ассоциаций), означает возможность свободного соз­дания политических и иных организаций, добровольность вступле­ния и выхода из них. Ограничения этого права незначительны и строго регламентированы законом, а спорные вопросы создания и деятельности объединений разрешаются только в судебном про­цессе судебными органами. Личные права и свободы - это возможности человека, ограж­дающие от незаконного и нежелательного вмешательства в его лич­ную жизнь и внутренний мир, призванные обеспечить существова­ние, своеобразие и автономию личности. Все права, принадлежащие человеку, в равной степени явля­ются личными. Тем не менее в узком смысле слова под личными правами понимается лишь часть прав, непосредственно защищаю­щих личную жизнь и свободу каждого человека. К ним относятся: право на жизнь; право на личную неприкосновенность; право на уважение, защиту чести и достоинства; свобода совести; право на неприкосновенность жилища; право на свободу передвижения и выбор места жительства и другие. Например, содержание права на неприкосновенность личности раскрывается в определении исклю­чительных условий, при которых возможны ограничение и лише­ние свободы, в установлении строжайшего запрета насилия, пыток, жесткого и унижающего человеческое достоинство обращения, в добровольности медицинских, научных и иных опытов в отношении здоровья человека, в реализации презумпции невиновности. Пре­зумпция невиновности означает, что обвиняемый в уголовном пре­ступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена всту­пившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, неустранимые сомнения в виновно­сти лица толкуются в пользу обвиняемого, а доказательства, полу­ченные с нарушением закона, признаются не имеющими юридиче­ской силы. Социально-экономические права и свободы - это возможно­сти личности в сфере производства и распределения материаль­ных благ, призванные обеспечить удовлетворение экономических и тесно связанных с ними духовных потребностей и интересов чело­века. К числу социально-экономических прав и свобод относятся: право на труд, право на отдых, право на социальное обеспечение, право на жилище, право наследования и другие. Например, право на отдых состоит в том, что всем без исключения работающим по найму в государственных, общественных или частных организаци­ях гарантируются ограниченная законом продолжительность рабо­чего времени, еженедельные выходные дни, а также оплачиваемый ежегодный отпуск и некоторые другие условия, обеспечивающие естественную потребность человека в полноценном отдыхе. Культурные права и свободы - это возможности человека пользоваться духовными, культурными благами и достижениями, принимать участие в их создании в соответствии со своими склон­ностями и способностями. К числу таких прав относятся: право на пользование достижениями культуры; право на образование; сво­бода научного, технического и художественного творчества и неко­торые другие. Аналогично различению общего и специального правового ста­туса различают также общие и специальные права личности. Об­щие права принадлежат в равной степени всем гражданам, вне зависимости от социальной, профессиональной и иной принадлеж­ности. Таковы практически все конституционные права - избира­тельные права, право на труд, право на образование, право на за­щиту чести и достоинства и другие. В системе общих прав лично­сти ведущим началом обычно является принцип равноправия всех граждан. Специальные права - это особенные права, отражаю­щие специфику различных групп населения, дополняющие и раз­вивающие общие права и не противоречащие им. Например, права военнослужащих, пенсионеров, депутатов, молодежи и т.д. В свою очередь специальные права могут быть подразделены по видам в зависимости от степени их конкретизации, например, можно выде­лить права депутатов местных представительных органов, права военнослужащих внутренних войск и т.д. Простейшей классификацией является подразделение всех прав и свобод на конституционные, или основные, то есть установлен­ные и гарантируемые Основным законом страны, и на права свобо­ды, предусмотренные текущим законодательством. Практический опыт показывает, что существуют единство, взаи­мосвязь и взаимозависимость всех видов прав и свобод. В этом смыс­ле иерархическое построение прав и свобод, подчеркивание при­оритета одних прав перед другими малопродуктивны, трудно со­гласиться также с концепциями, обосновывающими абсолютное преимущество политических и личных (гражданских) прав, вплоть до полного отрицания социально-экономических прав и свобод. Ведь без определенного минимума социально-экономических прав нали­чие многих политических и личных прав и свобод ставится под вопрос. Это обстоятельство учитывают одобренные абсолютным боль­шинством стран мира важнейшие международно-правовые доку­менты по правам человека, рассматривающие социально-экономи­ческие права наравне с другими правами и свободами человека. 5.8 Международно-правовое сотрудничество государств и проблема прав человека Значительным прогрессом в развитии мирового сообщества в XX веке явилось понимание ценности человеческой личности, ее достоинства в неразрывной связи с необходимостью обеспечения минимальных гарантий существования и свободного развития ин­дивида. Практическим выражением этого стало стремление пере­довой мировой общественности определить общечеловеческий ми­нимум прав и свобод, который был бы обеспечен любому человеку и в любой стране. Основным средством утверждения этих прав и свобод стали разработка и принятие соответствующих междуна­родно-правовых документов, обязательных для исполнения госу­дарствами, добровольно признавшими их юридическую, политиче­скую и моральную силу. В 1945 году был принят Устав ООН, провозгласивший в каче­стве одной из целей этой организации осуществление международ­ного сотрудничества в гуманитарной сфере, поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам всех людей без исключения. Этот документ явился политическим и юридическим фундаментом для последующего сотрудничества суверенных го­сударств и народов в области прав и свобод человека. Другим важным документом явилась Всеобщая Декларация прав человека 1948 г. Декларация определила минимальный объем прав и свобод, которым должен обладать любой человек в политической, экономи­ческой, социальной и культурной сферах общественной жизни. Дав перечень конкретных прав, создатели Декларации провозгласили некий общечеловеческий минимум прав и свобод, исходя из своего понимания уровня развития человеческой цивилизации в целом. Декларация не является юридически обязательным документом и имеет характер рекомендации всем народам и государствам мира. Тем не менее ее практическое значение очень велико. Именно на основе Декларации и в развитие ее положений в последующем были приняты юридически обязательные международные документы по правам человека. Самыми значительными из них являются Пакт о гражданских и политических правах и Пакт об экономических, со­циальных и культурных правах. Оба пакта приняты в 1966 году и вступили в силу, в том числе для СССР и России, в 1976 году. В настоящее время действуют и многие другие международные со­глашения по правам человека. Для воплощения в жизнь внутри государства юридических норм, содержащихся в международных соглашениях по правам и свободам человека, необходима не только трансформация их со­держания во внутреннее законодательство страны, но и, прежде всего, требуется проведение соответствующей социально-экономи­ческой политики, направленной на создание условий для фактиче­ского осуществления содержащихся в них требований. В против­ном случае ценность международно-правовых норм о правах чело­века остается минимальной, а соответствующее государство, не обес­печивающее условий для реализации прав и свобод, должно оцени­ваться государствами - участниками соглашения как уклоняющееся от взятых на себя обязательств. 5.9 Основные концепции правопонимания Представления о праве классифицируются по определенным научным направлениям, школам. Среди них можно выделить следующие: 1. Теория естественного права. Как научное течение эта теория имеет длительную историю. Ее основные положения формировались еще в древности. Суть данной теории состоит в том, что, кроме позитивного права, которое создается государством, существует общее для всех людей естественное право, стоящее над позитивным правом. Последнее основывается именно на требованиях естественного права (права на жизнь, свободное развитие, труд, участие в делах общества и государства). Понятие естественного права включает в себя представления о прирожденных и неотъемлемых правах человека и гражданина, которые являются обязательными для каждого государства. Еще римские юристы наряду с гражданским правом и правом народов выделяли естественное право (jus naturale) как отражение законов природы и естественного порядка вещей. Цицерон говорил, что закон государства, противоречащий естественному праву, не может рассматриваться как закон. Фундаментальную разработку теория естественного права получила в работах Локка, Руссо, Монтескье, Гольбаха, Радищева и других мыслителей. Изложенные в них идеи нашли закрепление в американской Декларации независимости (1776 г.), во французской Декларации прав и свобод гражданина (1789 г.) и в других государственных актах. Естественные, прирожденные права человека получили конституционное закрепление во всех современных правовых государствах. •Жирным шрифтом выделены новые понятия, которые необходимо усвоить. Знание этих понятий будут проверяться при тестировании. В цивилизованном обществе нет оснований для противопоставления естественного и позитивного права, так как последнее закрепляет и охраняет естественные права человека, составляя единую общечеловеческую систему правового регулирования общественных отношений. 2. Историческая школа права возникла как определенная реакция на доктрину естественного права в целях защиты уже познанных и апробированных закономерностей общественной и государственной жизни, сложившихся в условиях средневековья (феодализма). Представители исторической школы рассматривали право как выражение духа народа, складывающегося, подобно языку, постепенно в ходе исторического процесса, независимо от субъективных воззрений законодательной власти государства. Законодатель правомерен фиксировать лишь то, что уже сложилось как право. Гуго, например, считал и доказывал, что право создается не только государством, но и самостоятельным развитием в виде норм, добровольно принимаемых народом, подобно тому, как язык не возник из договора и не дан готовым от Бога, а развивается сам собою. Право, с точки зрения представителей исторической школы, есть продукт народного духа, народного правового убеждения. Развитие права заключается в том, что народный дух постепенно обнаруживает объективно содержащиеся в праве нормы. Поэтому право существует не в виде формальных правил, а в виде живого представления правовых институтов в их органической взаимосвязи. Юристы же лишь извлекают правило нормы путем анализа и изучения опыта существующего права. Видными представителями исторической школы права были немецкие юристы Густав Гуго, Карл Савиньи, Фридрих Пухта, Шталь и другие. Консерватизм данной школы проявляется лишь в отрицании роли субъективного правотворчества и значения нового законодательства в прогрессивном изменении общественной жизни. Историческая школа чрезмерно преувеличивала место обычая в системе нормативного регулирования общественных отношений, ставя его над законом, отрицала возможность законодательным путем изменить реально существующее право. С другой стороны, представители исторической школы права справедливо считали, что законодатель не может творить нормы по своему субъективному усмотрению. Его задача состоит в том, чтобы познать объективные потребности общественного развития, интересы отдельных людей и правильно сформулировать их в нормах права. 3. Реалистическая школа права. В отличие от исторического представления, согласно которому право развивается эволюционно, в силу его внутренних причин создатели реалистической теории считают, что право возникает и развивается под влиянием внешних факторов. Этими факторами являются интересы, двигающие человеком и заставляющие его ставить цели, которые осуществляются при посредстве права. Основателем реалистической теории права был известный юрист Рудольф Иеринг. Суть своей теории он изложил в работах «Дух римского права», «Борьба за право», «Цель в праве», которые в русском переводе были изданы в начале ХХ века. По Иерингу, право есть защищенный государством интерес. Оно гарантирует жизненные интересы личности, помогает удовлетворению разнообразных потребностей людей. Право принадлежит не тому, кто изъявляет волю, а тому, кто пользуется им. Субъектом права является тот, кому предназначено пользоваться правом. Задача права состоит в том, чтобы гарантировать это пользование. Борьба народов, государственной власти, сословий и индивидов с беззаконием лежит в самой сущности права. Иеринг пишет, что «все великие приобретения в истории права - уничтожение рабства, крепостничества, свобода поземельной собственности, промыслов, верований и т.д. - все они должны быть завоеваны путем ожесточенной, нередко вековой борьбы, и путь права в таких случаях всегда обозначается обломками прав...». Автор считает, что не существует абсолютно справедливого права. Ценность права состоит в реализации заложенной в нем цели. Рождаясь в борьбе интересов, право выступает в качестве силы, которая подчиняет волю одних интересам других при непременном условии соблюдения принципов справедливости человеческого общежития. Достойно уважения и признательности утверждение сторонников реалистической теории о том, что право как средство достижения цели выступает в этом качестве необходимым инструментом организации, поддержания и сохранения общества. Право без государственной власти, по их мнению, есть пустой звук. Только власть, применяющая нормы права, делает право таким, какое оно есть и каким оно должно быть. Борьба за право - это обязанность лица, правомочного перед самим собой, а защита права, то есть противодействие правонарушению, - обязанность не только по отношению к самому себе, но и по отношению к целому обществу, государству: каждый, защищая свое право, отстаивает тем самым нормы объективного права, на которых зиждется его субъективное право. Несмотря на внешнюю «воинственность» реалистической концепции Иеринга, она в определенных аспектах соединяет представления о праве различных теорий: органической, естественной, экономической, психологической. Во-первых, реалистическая теория признает единство и изменчивость права. С одной стороны, для нее не существует разделения права на право позитивное и естественное - право существует только в виде позитивного (положительного) права. С другой стороны, в праве нет ничего неизменного, вечного: это постоянно меняющееся явление, отражающее новые условия общественной жизни. Во-вторых, представители реалистической школы видят непосредственную связь права с государством. Государственная власть есть необходимое условие существования права. В отличие от теории естественного права признается необходимость правотворческой деятельности государства как сознательного творца права. Видный русский юрист и политический деятель С.М. Муромцев писал, что право не бессознательный продукт народного духа, а продукт сознательной деятельности людей. В-третьих, реалистическая школа обосновывает воспринятое многими учениями о праве единство юридических прав и обязанностей субъектов правоотношений, без которого невозможно существование гражданского общества, нормальное взаимодействие его членов. В-четвертых, в воззрениях реалистов содержится важнейший элемент законности: отрицание произвола. Только государственная власть на основе установленных законов может применять принуждение по отношению к человеку. При всех достоинствах и недостатках реалистическая школа внесла свое понимание права, которое в ряде принципиальных положений не подверглось существенным изменениям и в более позднее время. Безусловно, прав Е.Трубецкой, который утверждал, что каждая норма права тождественна интересу, ее вызвавшему, что интерес составляет само содержание права. Но вследствие частых ошибок законодателей нормы права нередко не соответствуют тем интересам, которым они должны служить Такие случаи имеют место и в наше время, так что не нормы права следует, видимо, «обвинять» в том, что они неадекватно отражают интересы людей, а законодателя, создавшего такие нормы. 4. Социологическая школа права - одно из основных направлений правоведения XX века. В отличие от правового позитивизма, сводившего задачи юридической науки к формально-логическому изучению действующего права, социологическая школа перемещает центр тяжести на изучение «живого права», то есть системы правоотношений, поведения людей в сфере права. Основателем социологического направления в юриспруденции является Эрлих, книга которого «Социология права» (1911 г.) представляет собой систематическое изложение основных идей этого направления. В России социологическую школу представляли С.М. Муромцев и Г.Ф. Шершеневич. Видным ученым современной американской социологической школы права считаются Р.Паунд. Разновидностью социологического направления является теория солидаризма, которую представляет французский юрист Леон Дюги. Он считает, что в обществе не должно быть ни права коллектива приказывать индивиду, ни права индивида противопоставлять свою личность коллективу или другим гражданам. Люди должны быть подчинены обязательной для всех норме, вытекающей из общей солидарности. В трактовке Дюги, социальная норма - это норма поведения, прилагаемая к внешним выражениям общественной жизни. Она источник человеческого благополучия и стоит выше государства. Дюги пишет: «Государство подчинено нормам права, как и сами индивиды; воля властвующих является правовой волей, способной прибегать к принуждению только в том случае, если она проявляется в границах, начертанных нормой права». Правила социальной солидарности, подчеркивает Дюги, и составляют объективное право, которое не подчинено государству, но подчиняет себе государство. Отвлекаясь от формальных признаков права, социологическая теория наполняет его социальным содержанием, доказывает, что право является уравновешивающей силой в жизни общества. Идеи данной теории четко выражают сущность правового государства, в котором и само государство, и его граждане должны подчиняться правовым предписаниям в интересах общего блага. 5. Нормативистское направление объединяет неоднозначные взгляды на право и его роль в общественной жизни, хотя в них просматривается и определенное единство. Впервые теоретические положения нормативизма были изложены Р.Штаммлером в его работе “Wirtschaft und Recht”, в которой он определяет право как внешнее регулирование социальной жизни, целью которого является удовлетворение потребностей людей. Совместное действие связанных в обществе людей он называет социальной материей или хозяйством. Определяя соотношение права и хозяйства, Штаммлер пишет, что оно «представляет отношение формы и материала общественной жизни». В развитии права он видит развитие самого общества. «Закономерность социальной жизни есть закономерность ее правовой формы, уразумение и следование основной идее права, как конечной цели человеческого общества». Указанная закономерность проявляется только в такой социальной жизни, регулирование которой осуществляется в интересах свободы каждого, кто находится в сфере права. Идеал общества - это общество «свободно хотящих людей», в котором всякий считает своими объективно правомерные цели другого. С таким регулированием должен согласиться всякий из подчиненных праву, если уж он принял решение, свободное от чисто субъективных желаний, но соответствующее закону, считает Штаммлер. В нормативно-правовом регулировании видел средство удовлетворения общественных потребностей и прогрессивных социальных преобразований видный русский профессор П.И. Новгородцев. В наиболее концентрированном виде основные положения нормативизма изложены венским юристом Г.Кельзеном. Он считал, что юридическая наука должна изучать право «в чистом виде», вне связи с политическими, нравственными и другими оценками, так как в ином случае наука теряет объективный характер и превращается в идеологию. Исходным для концепции Кельзена является представление об «основной (суверенной) норме» как норме, которая обосновывает эффективность и юридическую силу всех остальных норм. Согласно данной теории вся система права имеет ступенчатое строение, то есть последовательно выводится из основной нормы, образуя иерархию норм. Поэтому задача теории состоит в том, чтобы в каждом конкретном правовом явлении вскрыть его соответствие верховной норме, обладающей высшей юридической силой. Несмотря на то, что нормативистская теория «суверенную» норму считает предполагаемой (гипотетичной), она доказывает необходимость соподчинения правовых норм по степени их юридической силы. В этом смысле закону как нормативно-правовому акту, обладающему высшей юридической силой, должны соответствовать все подзаконные правовые акты. Без этого правовое регулирование не может достигнуть своей цели. С другой стороны, заслуга нормативистской теории состоит в том, что она вычленила формальные признаки права, которые и составляют его юридическую сущность. Абстрагируясь от всех внешних факторов, определяющих содержание права, нормативисты излагают свою позицию по вопросу, что есть право как нормативный регулятор общественных отношений. Исходя из своих научных представлений, нормативистская теория отстаивала идею правовой государственности. Многие ее сторонники выступали против противопоставления государства в права, определяли государство как единство внутреннего смысла всех правовых положений, как осуществление и воплощение правовых норм в единый правопорядок. Кельзен считал, что государство столь же мало мыслимо без права, как и право без государства. И то и другое - две стороны единого явления. Власть есть право. Право и обязанности государства ничем не отличаются от прав и обязанностей других лиц, ибо как в первом, так и во втором случае они определяются законом. 6. Психологическая теория. Значительное распространение данная теория получила в начале XX века в фундаментальных воззрениях видного русского ученого Л.И. Петражицкого, а затем и в работах зарубежных авторов: Дьюи, Мэрилла, Росса, Эллиота и других. Петражицкий считал, что эмпирическая наука изучает два вида бытия - физическое и психическое. Право как одно из явлений этого бытия принадлежит миру психики и представляет собой императивно-атрибутивное (обязательно-притязательное) переживание людей. Человеческие поступки могут быть свободными и связанными. Сознание внутренней связанности воли, поведения человека Петражицкий именует этическим сознанием. Это сознание этического долженствования. В основе его лежат особые эмоции, которые переживаются как внутренняя помеха свободе и которые побуждают человека к какому-либо действию. Нормы как авторитарные запреты и веления есть лишь отражение этих переживаний. Психологическая теория различает этический долг как правовую обязанность и этический долг как нравственную обязанность. Если наш долг в этическом сознании представляется связанным по отношению к другому человеку, психически закреплен за ним как принадлежащий ему, а этот другой имеет притязание на наш долг, на исполнение нами обязанности, то в этом случае речь идет о юридическом долге. Если же обязанность не представляется нам принадлежащей другому, а этот другой не имеет притязания на исполнение нами нашего долга, то в этом случае налицо нравственная обязанность. Юридические связи между двумя сторонами, состоящие в долгах, лежащих на одной стороне и закрепленных за другой стороной, суть правовые отношения. В основе правовых переживаний лежат атрибутивные (притязательные) эмоции долга, а в основе нравственных - только императивные (обязательные, но беспритязательные) этические эмоции. Если в правовой сфере нормальна продажа прав, то в сфере нравственности она немыслима. Если в правовой сфере следует различать парный характер субъектов и объектов (кто обязан и к чему обязан, кто имеет притязание на исполнение обязанности и на что он имеет право), то в сфере нравственности важно знать, кто обязан (субъект) и к чему обязан (объект). Поэтому право отличается также доказуемостью и поддается контролю. Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и позитивное (или гетерономное). Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего «голоса» совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте. Интуитивное право носит индивидуально-свободный и изменчиво-разнообразный характер. Позитивное же право способно создавать правовые предписания, обязательные для всех субъектов права. Петражицкий обосновывает, что право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика распределяет различные материальные блага между индивидами и их объединениями; она также наделяет граждан идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Наделение субъектов властными полномочиями составляет суть организационной функции права. Несмотря на известную теоретическую сложность и «замкнутость» на психологической стороне правовых явлений общественной жизни, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права. 7. Материалистическая теория права представлена в работах основоположников марксизма-ленинизма и их последователей. В основе материалистической теории лежит тезис о том, что право есть выражение и закрепление воли экономически господствующего класса. Как и государство, оно является продуктом классового общества. Его содержание носит классово-волевой характер. «Помимо того, - писали К.Маркс и Ф.Энгельс, - что господствующие индивиды при данных отношениях должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона». Таким образом, возникновение и существование права объясняется необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в интересах экономически господствующего класса. Марксистско-ленинское учение видит сущность права в его классовости и материальной обусловленности. Отвергая буржуазные представления о праве, Маркс и Энгельс писали: «Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса». Экономическая обусловленность права является важнейшим принципиальным положением марксистской теории. Критикуя Прудона, считавшего произвол, усмотрение правителя решающей причиной экономической жизни, Маркс отмечал: «Поистине нужно не иметь никаких исторических сведений, чтобы не знать того факта, что во все времена правители вынуждены были подчиняться экономическим условиям и никогда не могли предписывать им закона. Как политическое, так и гражданское законодательство всегда лишь выражало, заносило в протокол требования экономических отношений». Впоследствии положение марксизма о классово-волевом содержании права было перенесено нашей юридической наукой на отечественное право. Утверждалось, что в обществе, где отсутствуют антагонистические классы, в праве выражается воля всех дружественных классов и слоев общества, руководимых рабочим классом. Тем самым подтверждалась идея, что классовость права есть его постоянный и объективный признак. Важный аспект марксистской теории права проявляется в критике социально-экономических взглядов Ф.Лассаля, которые базировались на социалистической идее общественной собственности и равенстве распределения общественно производимого продукта. Будучи принципиальным противником частной собственности, считая ее основой эксплуатации человека человеком, Маркс тем не менее возражает Лассалю. В чем суть этих возражений? Маркс считал, что общество, вышедшее из недр частнокапиталистических отношений, на первоначальных этапах своего развития (в первой фазе коммунизма) еще носит отпечатки прошлого. И если Лассаль говорит, что общественная собственность на основные средства производства позволяет производителям общественно полезного продукта получать то, что они заработали (за вычетом того количества результатов труда, которое идет в общественные фонды), и это означает «царство» равенства, то Маркс считает данное утверждение ошибочным. «Равное право», по мнению Маркса, здесь действительно имеет место, но это еще «буржуазное право», которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу. Поэтому «равное право» есть нарушение равенства и несправедливость. Такое неравенство заложено в физиологическом и социальном положении людей. В условиях, когда каждый должен отработать равную с другими долю общественного продукта, в экономически невыгодном положении оказываются люди, которые в силу своего физического или психического состояния не могут быть равноправными участниками общественного производства и потребителями его благ. Отсюда следует вывод, что при равном труде, при равном участии в общественном потребительском фонде один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого. Чтобы избежать всего этого, право вместо того, чтобы быть равным, должно быть неравным, учитывать естественное неравенство людей. Конкретизируя положения Маркса, Ленин пишет, что в первой фазе коммунистического общества «буржуазное право» отменяется не вполне, а лишь отчасти, в меру уже достигнутого экономического переворота, то есть лишь по отношению к средствам производства. «Буржуазное право» признает их частной собственностью отдельных лиц, а социализм делает их общей собственностью, и только в этой части «буржуазное право» отпадает. Но оно остается в своей другой части: в качестве регулятора распределения труда и распределения продуктов между членами общества. Такой «недостаток» марксистско-ленинская теория считает неизбежным в первой фазе коммунизма (после свержения капитализма), ибо люди сразу не научатся работать на общество без всяких норм права, поскольку для этого нет необходимых экономических условий. Других же норм, кроме «буржуазного права», нет. Право отмирает полностью тогда, когда общество осуществит правило: «от каждого по способностям, каждому по потребностям», то есть когда люди настолько привыкнут к соблюдению основных правил общежития и когда их труд будет настолько производителен, что они добровольно будут трудиться по способностям. Таким образом, в соответствии с марксистско-ленинской концепцией в основе возникновения права, его функционирования и неизбежного отмирания лежат классово-экономические причины. Мировая наука и практика государственно-правовой жизни общества не отрицает определяющей роли социальных и экономических факторов в возникновении и развитии права, однако рассматривается эта проблема с иных позиций. Если марксизм-ленинизм видит в праве средство закрепления воли и охраны интересов экономически господствующих классов, то представители других научных течений концентрируют внимание на соотношении права и государства, права и личности. В их понимании права, правового регулирования главное место занимает человек с его разнообразными интересами и потребностями, а не только противоположные интересы классов. Классово-экономическая теория ограничивает жизнь права (как и государства) историческими рамками классового общества. Она считает, что право - исторически преходящее явление, которое необходимо обществу лишь на определенном этапе его развития. С исчезновением классов оно утратит полностью свою социальную ценность. Марксистско-ленинская теория утверждает, что право - явление, производное от государства, в полной мере определяемое его волей. Провозглашая примат государства над правом, марксизм вступает в противоречие с теорией правового государства, которая не отрицает ведущей роли в правотворчестве, однако считает, что само государство должно подчиняться законам, а не стоять над ними. Несомненной заслугой марксистской теории является вывод о том, что право не может быть выше, чем экономический и культурный строй общества. Тем не менее ее понимание права ограничено лишь классовым обществом, в котором государство является единственным творцом права, отвергающим естественные права человека и его активное участие в формировании правовой жизни общества. Современная наука и практика общественного развития подтверждают, что в цивилизованном обществе право «господствует» над государством, определяет его структуру и формы деятельности, выступает постоянным объективным средством консолидации общества. Вне правового регулирования общество существовать не может. Следующий постулат марксизма о праве как «равном масштабе по отношению к неравным людям» в условиях частной собственности и «неравном масштабе к различным людям» в условиях общественной собственности подтвердился только в своей первой части. Отношения, возникающие на основе всеохватывающей общественной (обезличенной) собственности, превращаются в тотальное нивелирование человеческих интересов, регулирование которых невозможно посредством правовых законов. Право при таких экономических условиях превращается в свой антипод. Оно становится главным препятствием на пути удовлетворения индивидуальных интересов личности. Право выступает необходимым инструментом обеспечения экономической свободы индивида. Нравственные, религиозные, национальные и другие факторы, включаясь в сферу правового регулирования, ориентируют и в значительной мере определяют направление экономического развития общества. В этой связи экономическая обусловленность права выступает как «подвластный фактор», обеспечивающий индивидуальные интересы людей, в том числе и экономические. Право, если оно отражает объективные потребности общественного развития, является «беспристрастным» регулятором отношений производства и потребления. Его нравственные основы в цивилизованном мире учитывают и реализуют эти потребности в рамках дозволенного и запрещенного поведения участников общественных отношений. Разнообразие взглядов на право позволяет выделить его специфические признаки как государственного регулятора общественных отношений. В отличие от неправовых нормативных регуляторов общественных отношений право характеризуется следующими формальными признаками: Во-первых, правовые нормы устанавливаются государством в официальных актах. Другие виды социальных норм от государства не исходят. Они устанавливаются либо общественными организациями, либо возникают путем постепенного признания общественным мнением, укореняются в привычках людей (нормы морали, нормы обычаев, традиций). Во-вторых, нормы права охраняются в необходимых случаях принудительной силой государственного аппарата. Если требования правовых норм не исполняются добровольно, государство применяет необходимые меры для их реализации. Другими словами, к нарушителям требований норм права компетентные государственные органы могут применить меры юридической ответственности (дисциплинарной, административной, уголовной). Тем самым государство обеспечивает общеобязательность норм права. Если же нарушаются требования неправовых социальных норм, к нарушителям применяются меры общественного воздействия, которые исходят от общественных организаций, отдельных социальных групп, трудовых коллективов, людей. Государство поддерживает те социальные нормы, которые отвечают интересам общества, но их соблюдение силой государственного аппарата не поддерживается. В-третьих, право представляет собой единственную систему норм, которая обязательна для всего населения, проживающего на территории определенного государства. Неправовые социальные нормы обязательны лишь для части населения: членов общественных организаций, профессиональных коллективов и других объединений людей. В-четвертых, право выражает общую и индивидуальную волю граждан государства в их гармоничном взаимоотношении. Все иные социальные нормы отражают волевые интересы только определенных групп или образований людей, находящихся на территории данного государства. В силу указанных признаков право выступает государственным регулятором общественных отношений, обеспечивая свободное развитие личности, организованность и порядок в обществе. Итак, право есть система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений. Право взаимодействует с различными общественными явлениями: экономикой, политикой, моралью, культурой, религией. Наиболее существенны взаимосвязи права и экономики, права и политики, права и морали. Право и экономика. Взаимодействие права и экономики подчиняется общим закономерностям общественного развития. С одной стороны, экономические потребности общества объективно порождают необходимость правовой формы регулирования определенных экономических отношений, юридического закрепления и охраны различных форм собственности, обеспечения самостоятельности производителей (например, закон о собственности, предпринимательстве, налогах и т.д.). С другой стороны, правовая форма экономических отношений является не просто необходимостью, а выполняет активную организующую функцию и поэтому глубоко проникает в экономическую жизнь общества в качестве важного компонента механизма экономических процессов. Право и политика. Взаимодействие права и политики определяется тем, что правовые нормы исходят от государства, которое является политической организацией общества. Поэтому любые интересы и потребности людей, прежде чем стать правом, должны быть опосредованы государственной политикой (деятельностью законодательных и других правотворческих органов государства). Политические требования становятся правом лишь в той мере, в какой они закреплены в системе общеобязательных норм, охраняемых государством. В праве получает выражение и народная политика. В тех случаях, когда сам народ путем референдумов принимает законодательные акты, его волеизъявления приобретают правовой характер, становятся общеобязательной формой нормативного регулирования общественных отношений.
<< | >>
Источник: Шпаргалки.com. Теоря государства и права. Лекции. 2016

Еще по теме Тема 5. Понятиеправа, его сущность и функции:

  1. Тема 5. Понятиеправа, его сущность и функции
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -