<<
>>

Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений

Общеизвестно, что одним из фундаментальных методов исследования различных явлений, в том числе правовых, является метод структурно­функционального анализа. В методологии настоящего диссертационного ис­следования данному методу отведена особая роль, В соответствии с основ­ными каноническими положениями структурно-функционального анализа любое явление правовой действительности можно рассмотреть с точки зре­ния структуры (в статике) и назначения или функции (в динамике).

Оправ­дательный приговор - правовое явление, которое также можно подвергнуть структурно-функциональному анализу для того, чтобы ответить на вопросы, что такое оправдательный приговор, является ли он результатом судебно­следственных ошибок или реализации принципа справедливости и состяза­тельности в судебном разбирательстве, а также — какое место он занимает в системе уголовно-процессуальных решений. Полагаем, данное правовое яв­ление можно рассматривать в трех аспектах:

1. Оправдательный приговор как процессуальный акт (структурный аспект).

2. Оправдательный приговор как правовой институт (структурно­функциональный аспект).

3. Оправдательный приговор как совокупность уголовно-процессуальных отношений (функциональный аспект).

Последний аспект, характеризующий функциональную сторону иссле­дуемого явления, в большей степени относится к процессу постановления оправдательного приговора и будет подробно исследован нами во второй главе диссертационного исследования, в том числе, применительно к специ­фике судебного разбирательства в суде присяжных и районном федеральном суде. В настоящем параграфе речь пойдет о структурных особенностях оп­равдательного приговора как процессуального акта.

В юридической литературе вопрос о том, что такое приговор вообще и оправдательный приговор, в частности, до сих пор является достаточно дискуссионным. Точное определение места приговора среди правовых актов, на наш взгляд, возможно при признании справедливости тезиса о необходи­мости деления всех процессуальных актов на основные и вспомогательные.

Критерии такой классификации выдвигаются различные, и наш взгляд, име­ют право на существование.

Так, одни авторы полагают, что основные правоохранительные акты выражают завершающие действия органов государства, содержат итоговую оценку обстоятельств дела и властное предписание относительно подлежа­щего разрешению вопроса. Вспомогательные - это акты, которые опосреду­ют правоохранительную деятельность органов государства. Они, как прави­ло, не содержат итоговой оценки обстоятельств дела и не разрешают его по существу1. Следует признать, что вспомогательные акты создают юридиче­ские предпосылки для вынесения основных[1] [2].

Другие ученые предлагают делить акты на основные и дополнительные в зависимости от стадии, где они были вынесены, относя к основным лишь акты главной стадии - судебные акты, а именно приговор и определение о прекращении дела[3]. В то же время основные относительно существа дела ак­ты принимаются и в других, кроме судебного разбирательства, стадиях[4]. Уточняя данную позицию, следует отметить, что основными актами все же будут являться акты, завершающие любую стадию судопроизводства, а

вспомогательными — промежуточные по сравнению с завершающими стадию

акты.

Если рассматривать процессуальную форму как последовательность действий1, то акты, завершающие стадии, будут вспомогательными для ос­новных актов в последующих стадиях. К примеру, постановление о возбуж­дении уголовного дела завершает первоначальную стадию производства и служит здесь основным актом, но является промежуточным для актов стадии предварительного расследования: постановления о прекращении уголовного дела либо обвинительного заключения; обвинительное заключение будет вспомогательным актом для постановления приговора, а тот вспомогатель­ным — для кассационного определения и т.п.

Таким образом, приговор служит основным актом не только в резуль­тате постановления его в главной, центральной стадии судопроизводства, но и потому, что он завершает стадию, являясь конечным актом судебного раз­бирательства.

Приговору в системе процессуальных актов принадлежит исключи­тельно важное, особое место по ряду причин.

Во-первых, приговор - это единственный из процессуальных актов, ко­торый постановляется от имени государства, что закреплено законодательно. В силу ст. 296 УПК РФ все суды, входящие в систему России и функциони­рующие на ее территории, выносят приговоры именем Российской Федера­ции. Недаром в литературе подчеркивается, что вынесение приговора именем суверенного государства является одной из главных черт правосудия[5] [6], обяза­тельным признаком приговора[7]. Р.В. Литвинов по этому поводу замечает: «При помощи приговора государство охраняет общество граждан от пре­ступных посягательств. Именно в приговоре суд от имени государства дает общественно-политическую оценку преступлению и лицу, его совершивше­му»1.

Во-вторых, приговор с государственных позиций дает оценку ранее предъявленному обвинению, служит средством разрешения обвинения в ма­териально-правовом смысле[8] [9]. Поэтому вряд ли можно согласиться с В.Я. До­роховым, отстаивавшим положение, согласно которому «предметом исследо­вания суда является не обвинение, а то деяние, которое действительно со­вершил обвиняемый»[10].

Более точной, на наш взгляд, является позиция М.Ф. Маликова, со­гласно которой предметом разбирательства по уголовному делу является именно обвинение определенного лица в совершении вмененного ему пре­ступления. Суд не исследует тот или иной факт «вообще», он судит подсу­димого, который обвиняется в совершении конкретного преступления. В сво­ем приговоре суд должен, прежде всего, признать установленными или не установленными те факты, которые входят в состав обвинения[11].

Очевидно, что само по себе деяние - преступное действие или бездей­ствие - представляет собой лишь один из элементов обвинения в материаль­ном смысле. Однако есть и другие, не менее важные элементы, составляю­щие главный доказательственный факт - субъект, субъективная сторона, объект.

Прокурор утверждает обвинительное заключение с тем, чтобы оно стало предметом судебного разбирательства полностью, но не частично; суд (судья) исследует обвинительный тезис при постановлении приговора, а так­же при поступлении дела в суд. В конечном итоге, суд разрешает все обви­нение по существу, детально проверяя все обстоятельства предмета доказы­вания (ст. 73 УПК РФ). Однако «характеристика судебного приговора не мо­жет считаться полной, если приговор отрывается от обвинения в материаль­но-правовом смысле»1.

В-третьих, приговор представляет собой акт уголовного процесса в це­лом, сердцевину принимаемых до и после его вынесения решений, а не толь­ко завершает этап судопроизводства. Мало того, что приговором завершается стадия производства по уголовному делу - здесь окончательно разрешаются главные вопросы уголовного судопроизводства как «конечный результат деятельности правоприменительных органов с точки зрения фактических и юридических последствий принимаемых решений»[12] [13].

Предыдущие судебному разбирательству решения, полагаем, следует рассматривать в качестве предварительных, подготовительных для постанов­ления приговора актов, а последующие акты в кассации, судебном надзоре, в стадии исполнения приговора - как проверочные, контрольные, исполни­тельные акты. Именно в судебном разбирательстве окончательно устанавли­ваются обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу (ст.73 УПК РФ) и принимаются именем государства по ним решения. На наш взгляд, совокупность названных признаков позволяет выделить приговор среди других процессуальных актов и называть его основным актом право­судия.

Кроме того, приговор будет основным актом правосудия и ввиду того, что лишь в нем одном решается вопрос о наказании либо об освобождении от наказания виновного или об оправдании невиновного лица. С названным по­ложением связано свойство возможности пересмотра приговора вышестоя­щим судом в порядке, установленном Федеральным законом (ч.З ст.50 Кон­ституции РФ).

Т.Г. Морщакова в связи с этим справедливо отмечает: «При­говор не может вступить в законную силу и стать общеобязательным, если осужденному не предоставлено право возбудить производство по проверке приговора. Это отличает приговор от других правоприменительных актов, включая акты следователя и прокурора, и от большинства других решений суда, выносимых в ходе рассмотрения уголовного дела, которые, как прави­ло, вступают в законную силу немедленно, независимо от обжалования или опротестования»1.

Полагаем, сущность и значимость приговора вообще, и оправдательно­го в частности, необходимо рассматривать через следующие свойства приго­вора:

1) В первую очередь, приговор обладает свойством, которое состоит в свободе его обжалования до вступления в законную силу. Оно означает, что любое лицо, заинтересованное в исходе дела, наделяется правом апелляци­онного и кассационного обжалования (ч.ч. 4, 5 ст. 354 УПК РФ). Свобода обжалования выражается также в свободной форме изложения жалобы и представления, хотя на результативность пересмотра могут повлиять моти­вированность и обоснованность обжалования. Однако сам факт обжалования обязательно влечет кассационный пересмотр дела, и суд во всех случаях обя­зан проверить дело в той части, в которой оно обжаловано.

Приговор подлежит реализации, а наказание - фактическому исполне­нию лишь по вступлении его в законную силу. Причем, как справедливо по­лагает Т.Г. Морщакова, «приговор исполняется, как бы его ни оценивали те, к кому он обращен. Поэтому вступивший в законную силу приговор обладает свойством исключительности и имеет преюдициальное значение»[14] [15].

На наш взгляд, более точен в определении данного свойства приговора Е.А. Матвиенко, когда пишет: «Законная сила приговора - важная правовая категория. Будучи выражением силы закона, проявлением его непоколебимо­сти, она наделяет приговор особыми качествами, способствует повышению авторитета суда и выносимых им решений. Посредством ее достигается ста­бильность приговоров, создается атмосфера определенности и последова­тельности при отправлении правосудия.

Именно в законной силе приговора реализуется воля законодателя по принуждению конкретных лиц к опреде­ленному поведению... Сущность законной силы состоит в совокупности свойств (качеств), которые приобретает приговор или иное решение после вступления в законную силу и которые влекут за собой определенные право­вые последствия. Такими свойствами являются обязательность, исключи­тельность, неизменность и преюдициальность. Именно они наиболее полно раскрывают суть законной силы приговора, передают ее важнейшие черты»1.

2) Обязательность приговора предусматривает его безусловное, не­пременное исполнение всеми лицами и органами, интересы которых в нем затрагиваются. Иными словами, вступивший в законную силу приговор при­обретает свойства нормы права, носящей индивидуальный характер. М.С. Строгович отмечал, что «закон обязателен для всех предусматриваемых им отношений, приговор же — закон лишь для конкретного дела, окончательно разрешающий лишь те отношения (уголовно-правовые), которые были со­держанием этого дела»[16] [17].

Следует заметить, что обязательность обусловлена именем государст­ва, от которого постановляется приговор, который является важнейшим ак­том уголовного судопроизводства. Е.А. Матвиенко по этому поводу замеча­ет: «Ни одно государственное или общественное учреждение, предприятие и организация, должностное лицо или гражданин... не могут игнорировать факта постановления приговора, отказаться от его исполнения, не подчи­ниться ему, если он их касается. Равным образом они обязаны оказывать не­обходимую помощь и содействие тем органам, которые призваны осуществ­лять фактическое исполнение приговора»1. Указанное свойство приговора, на наш взгляд, обусловлено также задачами уголовного процесса, согласно ко­торых отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию, в той же мере отвечают назначению уголовного судопроиз­водства, что и уголовное преследование и назначение справедливого наказа­ния.

3) Исключительность состоит в том, что при наличии вступившего в законную силу приговора не допускается принятие (вынесение) иного реше­ния в отношении того же лица по одному и тому же обвинению. Свойство прямо вытекает из законодательных актов: ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах: «Никто не должен быть вторично су­дим и наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан»[18] [19], ст.50 Конституции Российской Федерации: «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление», п.4 ч,1 ст.27 УПК РФ, устанавливающий, что уголовное преследование прекращается при «на­личии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в закон­ную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или по­становления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению».

Данное свойство устраняет конкуренцию приговору со стороны других видов процессуальных решений. К тому же исключительность служит гаран­тией реализации прав и интересов обвиняемого. Развивая данное суждение, Е.А. Матвиенко уточняет, что суть этой гарантии - не быть судимым дважды за одно и то же преступление. Особенно важна гарантия для лиц оправдан­ных по суду, а также отбывших назначенное им наказание: они должны иметь уверенность, что не будут вторично привлечены к уголовной ответст­венности и осуждены за действия, которые были уже предметом рассмотре­ния суда1.

Повторное рассмотрение дела возможно только после отмены пригово­ра в порядке судебного надзора (в широком смысле: пересмотр как не всту­пивших, так и вступивших в законную силу приговоров, возобновление про­изводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств). В порядке надзора пересмотр оправдательного приговора либо определения или поста­новления суда о прекращении уголовного дела, а также пересмотр обвини­тельного приговора (определения и постановления суда) в связи с необходи­мостью применения уголовного закона о более тяжком преступлении, ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного не допускается (ст. 405 УПК). Однако пересмотр оправдательного приговора допускается в порядке производства ввиду но­вых или вновь открывшихся обстоятельств лишь в течение года со дня от­крытия вновь открывшихся обстоятельств (ст.414 УПК РФ).

4) Неизменность приговора означает невозможность отмены его тем же или равнозначным судом первой инстанции. Смысл неизменности, непо­колебимости приговора необходимо усматривать в устойчивости принимае­мых судом от имени государства решений, без чего немыслимо правосудие в государстве.

Конечно, изменения в приговор вправе вносить суд кассационной ин­станции. Но тут приговор еще не вступил в законную силу, и действуют иные положения, гласящие: «Правом на стабильность обладает только за­конный и обоснованный приговор. Если приговор вынесен с нарушением за­кона, ... является неправильным по существу, он должен быть незамедли­тельно исправлен»[20] [21]. Вступивший в законную силу приговор пересмотреть возможно, лишь в исключительных стадиях судопроизводства.

5) Преюдициальное значение приговора. Следует отметить, что дейст­вующим уголовно-процессуальным законодательством впервые введено по­нятие «преюдиция», т.е. обстоятельства, установленные вступившим в за­конную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вы­зывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать ви­новность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле (ст. 90 УПК РФ).

Как верно подмечает Т.Г. Морщакова, данное свойство приговора «...заключается в том, что содержащиеся в нем выводы об установленных по делу фактах являются обязательными для судов, рассматривающих те же об­стоятельства в порядке гражданского судопроизводства, и других правопри­менительных органов»1.

Очевидно, что свойство преюдициальности покоится на той предпо­сылке, что процессуальные правила доказывания, определенные законом, едины. Поэтому нет никаких оснований полагать, что суждения другого суда относительно фактов, бывших уже предметом судебного исследования, об­ладают большей предпочтительностью, являются более правильными. Если приговор вынесен с соблюдением всех предусмотренных законом условий, если вышестоящие суды при его проверке не обнаружили в нем дефектов, он признается истинным, приобретает преюдициальный характер»[22] [23]. В то же время в основе данного свойства лежит презумпция истинности вступившего в законную силу приговора и, как отметил В.К. Бабаев, «преюдиции произ­водны от презумпции истинности приговора или решения суда»[24].

6) Истинность приговора. Данный вопрос является достаточно дис­куссионным в юридической литературе, особенно в части разграничения пре-

гг

зумпции истинности приговора и его истинности как таковой. В связи с этим заслуживает внимания позиция Ч.С. Касумова, который полагает, что «...после вступления в законную силу обвинительного приговора действует презумпция его истинности. Если же дело переходит в надзорное производ­ство, презумпция истинности приговора продолжает действовать (поскольку приговор еще только проверяется, он не отменяется), но уже вместе с пре­зумпцией невиновности. При оправдании же презумпция истинности приго­вора действует совместно с презумпцией добропорядочности, которая в слу­чае пересмотра дела в порядке надзора вновь трансформируется в презумп­цию невиновности»1.

На наш взгляд, автор здесь не совсем последователен в отстаивании своей позиции. Во-первых, две взаимоисключающие презумпции (презумп­ция невиновности и презумпция истинности приговора) одновременно дей­ствовать не могут. Во-вторых, нельзя согласиться с утверждением Ч.С. Касу­мова, что сам факт принесения протеста (по УПК РФ - представления - ст.402) в порядке надзора (по УПК РФ - в надзорной инстанции ст. 409) на вступивший в силу обвинительный приговор восстанавливает действие пре­зумпции невиновности. Это значит, что уже с принесением протеста приго­вор теряет законную силу. Однако лишить законной силы приговор, полно­мочен только суд, рассматривающий дело в порядке надзора. В связи с этим И.Л. Петрухин, на наш взгляд, правильно отмечает, что презумпция истин­ности вступившего в законную силу приговора основана на предположении, что процессуальных гарантий обычных (обязательных) стадий процесса дос­таточно для установления истины по уголовному делу. Поэтому приговор суда презюмируется истинным[25] [26].

Презумпция истинности предусматривает положение, согласно кото­рому после вступления приговора в силу юридические факты считаются ус-

тановленными и достоверно выясненными судом, их незачем вновь исследо­вать и они подлежат реализации. Любой суд, вновь касающийся этих же фак­тов и правоотношений, обязан принять их такими, какими они зафиксирова­ны во вступившем в законную силу приговоре, освобождаясь от необходимо­сти вторично их устанавливать путем доказывания. Этим, во-первых, дости­гается процессуальная экономия, и, во-вторых, исключается возможность вынесения противоположных решений по одним и тем же вопросам»1.

Отсюда можно сделать вывод, что презумпция истинности приговора существует только до тех пор, пока он не вступил в законную силу. После вступления приговора в законную силу, полагаем, следует говорить только об истинности приговора, а не о презумпции истинности.

Презумпция истинности признается далеко не всеми учеными. Оппо­ненты истинности приговора исходят из «опровержимости ее в исключи­тельных стадиях процесса, вероятности содержащихся в приговоре выво­дов»[27] [28]. Очевидно, что выводы суда по вступлению приговора в законную си­лу уже не вероятны, а законны и подлежат реализации. В то же время следует согласиться с тем, что в исключительных стадиях - производстве в надзор­ной инстанции, возобновлении производства ввиду новых или вновь от­крывшихся обстоятельств - истинность приговора опровержима. Причем ис­тинность приговора опровергается не только тогда, когда устанавливается невиновность осужденного, но и тогда, когда возникает необходимость из­менить квалификацию, исправить процессуальные ошибки, а также, когда изменяется мера наказания. Приговор истинен, пока не установлено обрат­ное. Контрольная стадия (в том числе кассационная) проверяет возникшие сомнения с позиции действующего законодательства, но контроль не подме­няет истинности. В контрольных стадиях проверяется соблюдение принци­пиальных положений уголовно-процессуального закона, «среди которых видное место занимает презумпция невиновности»[29], а при опровержении ис­тинности принцип уступает место презумпции невиновности и дело подле­жит пересмотру по существу. Отсюда можно сделать вывод, что преюдици­альность приговора основана на его истинности, пока иное не будет установ­лено законным порядком.

Представляется, что истинность приговора — одно из самых сложных его свойств. Уяснение природы данного свойства всегда вызывает гносеоло­гические трудности у исследователя, поэтому не случайно, что законодатель вообще не упоминает об истинности приговора в тексте УПК РФ, так же как отказался от истины как цели доказывания в уголовном судопроизводстве.

Названные свойства приговора тесно взаимосвязаны. Вступивший в за­конную силу приговор общеобязателен и преюдициален для всех других пра­воприменительных органов, пока приговор не будет отменен в предусмот­ренном законом порядке.

Очевидно, что всеми перечисленными свойствами должен обладать и оправдательный приговор. Он, по своей природе, так же обязателен для ис­полнения, исключителен, неизменен, имеет преюдициальное значение для других процессуальных решений. При всей совокупности названных качеств и отказе государства от обвинительного утверждения в отношении подсуди­мого, презюмируется истинность данного судебного решения.

Чтобы понять сущность оправдательного приговора, его необходимо рассмотреть с точки зрения механизма принятия данного процессуального решения. Такой методологический подход, на наш взгляд, позволит наиболее точно определить место оправдательного приговора в системе процессуаль­ных актов.

Проблема принятия решений участниками уголовно-процессуальной деятельности является комплексной проблемой, выходящей за рамки теории уголовного процесса. В зоне пересечения данного вопроса оказываются предметы науки управления и психологии принятия решений, администра­тивной деятельности. Причем УПК РФ настолько сильно сместил акценты в подходе и к процессуальной форме, и процессуальной самостоятельности участников уголовного процесса, что игнорировать комплексный, системный подход в исследовании данной научной проблемы было бы методологически неверно и ошибочно.

Общеизвестно, что вынесение процессуальных решений представляет собой правовой акт, который влечет за собой реализацию правовых предпи­саний, и тем самым обеспечивается защита прав и законных интересов уча­стников процесса.

Решения, выносимые в уголовном судопроизводстве, могут повлечь за собой появление, изменение и прекращение процессуальных отношений. Их роль может сводиться и к подтверждению фактически уже возникших мате­риально-правовых отношений.

Это относиться главным образом к процессуальным актам, содержа­щим ответы по уголовно-правовым вопросам, о наличии преступления, о ви­не лица и др. В этом случае процессуальное решение подтверждает уголов­но-правовые отношения, возникшие между государством и лицом, совер­шившим преступление. Процессуальные решения в этом случае подтвер­ждают наличие обязанности лица, совершившего преступление, нести ответ­ственность за свои действия. Разрешение вопросов уголовно­процессуального права включает установление наличия (или отсутствия) тех или иных фактических обстоятельств, влекущих определенные правовые по­следствия и решение о действиях, направленных на обнаружение тех или иных обстоятельств или вытекающих из их установления.

Общими чертами всех принимаемых в процессе решений являются следующие:

1) они могут быть вынесены только управомоченными лицами и орга­нами и только в пределах их компетенции; 2) они должны являться результа­том всестороннего, полного и объективного исследования и оценки совокуп­ности доказательств; 3) для их вынесения необходимо наличие определен­ных, предусмотренных законом условий. Прежде всего, они должны отвечать требованиям законности, обоснованности и справедливости, а также быть мотивированными.

Механизм принятия уголовно-процессуальных решений может быть рассмотрен в чисто юридическом аспекте, а именно в плане регулирования правом самого акта правоприменительной деятельности, прав и обязанностей субъектов и т.п., а также в социальном аспекте, что означает рассмотрение того, каким путем с помощью каких средств правовые требования, норма­тивные предписания законов и иных юридических актов переводятся в соци­альное поведение на всех уровнях его действия — общества, коллектива, ма­лой социальной группы, личности. В настоящей монографии будет исследо­ван механизм принятия решений в юридическом аспекте.

Общеизвестно, что в орбиту уголовно-процессуальной деятельности ежедневно вовлечены десятки тысяч людей, уголовно-процессуальные отно­шения между которыми изменчивы, полиметричны и могут носить характер трехсторонних, четырехсторонних и более связей. Поэтому, очевидно, что прописать и подробно регламентировать все уголовно-процессуальные меха­низмы принятия решений на всех стадиях уголовного судопроизводства было бы, мягко говоря, утопией. Законодатель решает эту проблему иначе — путем диспозитивности, регулируя поведение участников уголовного процесса дос­таточно тонкими и эффективными инструментами юридической техники, а именно - относительно определенными нормами УПК, устанавливающими весьма условные границы процессуальной самостоятельности субъектов уго­ловно-процессуальной деятельности (пределы усмотрения). По существу, за­конодатель предлагает примерную программу, алгоритм поведения при при­нятии решения, который участник уголовного процесса может выбирать, со­образуясь с принципом диспозитивности и сложившейся по делу уголовно­процессуальной ситуацией.

Принятие решения как акт применения права проходит три основные стадии: установление и оценка фактических обстоятельств дела; выбор и анализ норм права; собственно решение дела, выраженное в акте применения права.

Выделяя эти основные стадии правоприменительной деятельности, большинство исследователей данного вопроса правильно подчеркивает из­вестную условность этого деления в силу единства фактической и юридиче­ской сторон правоприменительной деятельности[30].

Первые две из указанных стадий правоприменительной деятельности носят в значительной степени подготовительный характер. Они дают воз­можность установить фактические данные, составляющие основу для приме­нения права.

Стадии принятия решения как акта применения права по существу ох­ватывают те два основных момента (или акта), которые присущи принятию решения в любой области социальной практики. Это - собирание и оценка информации, которая приводит к выводам о наличии (или отсутствии) опре­деленных фактических обстоятельств, и собственно принятие решения о дей­ствии, на основе обратной информации. В этом втором акте имеющаяся ин­формация сопоставляется с нормативными условиями принятия решения и целями, которые должны быть достигнуты решением, принимается собст­венно решение о действии, а уже в стадии установления фактических обстоя­тельств, поскольку закон регулирует и порядок их установления, служащих предпосылкой для принятия решений.

Доказывание фактических обстоятельств дела строго регламентируется законом, происходит по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом. Поэтому применением уголовно-процессуального права является не только само решение, но и весь процесс установления фактических обстоя­тельств уголовного дела. Это создает необходимые гарантии законности и обоснованности решений. Первые две стадии применения права являются одновременно стадиями подготовки к принятию решения. При этом деятель­ность правоприменительных органов уже в процессе установления фактиче­ских обстоятельств дела выступает как государственно-властная деятель­ность. Поэтому этим органам в процессе установления фактов предоставлено право совершения властных действий (вызов на допрос, обыск, выемка, ос­мотр, освидетельствование и другие), дающих возможность обнаружить не­обходимые по делу доказательства.

На первой стадии принятия решения особое значение приобретает оценка доказательств как деятельность, ведущая к признанию наличия или отсутствия тех или иных обстоятельств, а также оценка этих обстоятельств, с точки зрения наличия в них тех признаков, которые указаны в норме права и влекут за собой определенное правовое решение. Оценка доказательств не является самоцелью, она всегда служит принятию соответствующих решений по делу и осуществлению практических действий. Поэтому правильность решения по существу, его законность, обоснованность и справедливость в значительной мере зависят от соблюдения закона при оценке доказательств.

Очевидно, что оценка доказательств и установленных обстоятельств обуславливает, в конечном итоге, решение правового вопроса. Ввиду того, что оценка доказательств осуществляется по внутреннему убеждению, здесь отсутствуют заранее установленные правила о силе и значении отдельных доказательств. Оценка доказательств, ведущая к установлению обстоятельств по делу, то есть, что относится к первому акту принятия решения, только в определенных пределах регулируется законом. Поэтому важное значение имеют разработка и поиски средств, обеспечивающих получение достовер­ной информации и ее правильную оценку.

Вторая стадия принятия решения — решение о действии — связана с проявлением такого общего свойства всех решений, как наличие выбора спо­соба действия. При этом выбор решения в любой социальной деятельности должен быть обусловлен целями и задачами деятельности. Таким образом, на данной стадии решения происходит выбор одного из возможных ответов на вопрос о том, «с чем мы имеем дело», что именно установлено, каковы фак­тические обстоятельства дела. Такого рода выбор делают следователь, про­курор, суд, оценивая доказательства и решая вопрос о фактических обстоя­тельствах дела в пределах предоставленных полномочий. Ответы на эти во­просы влекут за собой выбор нормы, которая применяется к этим фактиче­ским обстоятельствам.

Процесс выбора нормы, которая подлежит применению в данной уго­ловно-процессуальной ситуации, может усложняться в зависимости от того, как отражены в самой норме случаи и условия, на которые она рассчитана, является ли ее гипотеза абсолютно-определенной или относительно­определенной.

В силу особенности предмета правового регулирования большинство норм уголовно-процессуального права носит абсолютно-определенный, им­перативный характер. В них способ действия, поведение правоприменитель­ного органа определены законодателем категорически. Это означает, что за­конодатель предписывает тот способ действия, который должен быть избран при наличии указанных в законе фактических обстоятельств.

В этих нормах права и обязанности ее адресатов выражены определен­но и не предусматривают возможность избрать иное решение, исходя из осо­бенностей данного случая.

Для лица или органа, исполняющего императивную норму, не может быть выбора в способе поведения. При наличии определенных фактических обстоятельств они обязаны действовать в соответствии с предписанием нор­мы. Их задача в данном случае состоит в том, чтобы точно, в соответствии с законом установить фактические обстоятельства дела и правильно выбрать ту норму, которая предписывает определенное поведение применительно к установленным обстоятельствам, признакам, т.е., иначе говоря, решить дело в соответствии с предписанием закона. Поэтому вынесение решения в уго-

ловно-процессуальной деятельности предполагает и выбор нормы уголовно­процессуального закона, предусматривающей данный случай, и закрепление этого решения в соответствующем процессуальном акте.

Среди императивных норм по характеру содержащихся в них указаний можно выделить:

а) нормы, предписывающие определенные решения, а, следовательно, и обязывающие действовать тем путем, который выбран законодателем для данных обстоятельств.

Так, например, ст.303 УПК предусматривает, что исправления в приго­воре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в со­вещательной комнате до провозглашения приговора.

б) нормы, запрещающие вынесение решения, К их числу, например, от­носится ст.8 УПК: никто не может быть признан виновным в совершении преступления, и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ.

В тех случаях, когда в законе указан точный перечень обстоятельств, при которых решение должно быть принято, установление этих обстоя­тельств, определяет и выбор способа действия. Правильность решения зави­сит от того, насколько точно и объективно установлены эти обстоятельства.

Выбор правильного решения в случае применения нормы с абсолютно­определенной гипотезой и диспозицией зависит только от правильного уста­новления тех оснований и условий, которые предусмотрены в законе для данного решения.

Например, оправдательный приговор может быть постановлен при на­личии одного из оснований, абсолютно определенно указанных в законе (ч,2 ст.302 УПК).

В связи с тем, что в ряде норм уголовно-процессуального закона пря­мо предписаны те действия, которые должны следовать за установлением указанных в законе обстоятельств дела, неизбежно возникает вопрос: вклю­чает ли такого рода решения характерный для природы любого решения при­знак - наличие выбора. Не случайно, что вокруг необходимости и целесооб­разности выделения в системе принципов уголовного процесса принципа диспозитивности, как раз предполагающего такой выбор, научные споры не утихают до настоящего времени.

По нашему мнению, то обстоятельство, что закон в ряде случаев кате­горически предписывает, какое именно решение должно быть принято при наличии определенных фактов, не меняет в целом природы решения.

Условием важнейших процессуальных решений, например, таких, как обвинительный приговор, является подтверждение виновности подсудимого совокупностью, исследованных судом доказательств.

Альтернатива, на наш взгляд, всегда присутствует в механизме приня­тия решений судьей, который на основе оценки доказательств (согласно ст.299 УШ

<< | >>
Источник: Александрова Ольга Юрьевна. ОПРАВДАТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Красноярск - 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений:

  1. § 4. Доказательства и доказывание: исходные положения
  2. § 5. Предварительное расследование
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Понятие, сущность оправдательного приговора и его место в системе уголовно-процессуальных решений
  6. Требования, предъявляемые к оправдательному приговору
  7. 2.1 Понятие судейского усмотрения и его пределов при постановлении приговора
  8. Приложения
  9. Источники права в консервативной правовой идеологии России
  10. Становление и развитие публичности в пореформенном и советском уголовном процессе (1864—1991 гг.)
  11. 1.1 Обвинительный приговор без назначения наказания как средство реализации восстановительного подхода в современной парадигме уголовного судопроизводства
  12. 1.2 Возникновение, становление и развитие уголовно-процессуального законодательства, регулирующего постановление обвинительного приговора без назначения наказания
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -