<<
>>

2.3 Особенности постановления обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних и при изменении обстановки

Постановление обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних. В результате поиска адекватных и ценностно приемлемых способов реагирования на преступление взамен карательной модели, или встраивания их в официальную модель, сторонники восстановительного подхода предлагают модель восстановительного правосудия «в качестве нового подхода к разрешению конфликтов, формы правосудия, направленной на восстановление справедливости и сбалансированности потребностей потерпевшего, преступника и общества, на решение проблем, а не установление

и наказание виновного лица, интеграцию правонарушителя в общество»1.

Уголовная юстиция, по их мнению, приобретает гибкость, поскольку в ее рамках объединяются разные

способы реагирования на преступное поведение, в том числе, без назначения виновному

2

наказания ; восстановительное правосудие рассчитано на внутреннюю перестройку сознания правонарушителя, его подлинное перевоспитание, осознание своей ответственности перед другими гражданами и обществом в целом[586] [587] [588].

Именно несовершеннолетние, вовлеченные в уголовно-процессуальные правоотношения, нуждаются в особом подходе и именно в отношении них судебные решения имеют воспитательное значение, а достижение назначения уголовного судопроизводства возможно без наказания[589] [590] [591]. На протяжении всего эволюционного периода развития норм об уголовной ответственности несовершеннолетних существовали определенные особенности судопроизводства, обусловленные возрастом и уровнем развития подростков. Зачастую именно под влиянием возрастных особенностей подростками совершаются преступления, не представляющие высокой общественной опасности. Как точно подчеркивал И. Л. Петрухин «в течение всей истории развития уголовного судопроизводства человечество убеждалось в бессилии кары, мести и в прощении (в определенных пределах) как более эффективном средстве изменения и формирования нравственного облика преступника.

Несовершеннолетие как раз и есть самый благоприятный контин-

- 5

гент для достижения этой цели» .

По обоснованному мнению некоторых авторов, «особенности регламентации уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних недопустимо трактовать в качестве неких «льгот» для подростков, установленных в силу одного факта несовершеннолетия: «речь идет о другом: об установлении необходимых и достаточных пределов

6

ответственности и наказания» .

В качестве характерной черты становления восстановительного правосудия в России В. Н. Ткачев, являясь руководителем Ростовского областного суда, где был создан модельный ювенальный суд, отмечал в 2002 г., что при отсутствии развернутого законодательного закрепления, фундаментальных системных теоретических исследований и эмпирических наработок, восстановительное правосудие получает реальную поддержку в деятельности судов Российской Федерации, деятельности общественных организаций, поскольку «поиск альтернатив карательному правосудию, в особенности правосудию по делам несовершеннолетних, обусловлен в нашей стране пониманием недостаточной эффективности действующей системы мер уголовно-правового воздействия»1. В настоящее время можно констатировать, что имеются и теоретические исследования, и законодательное закрепление не только термина, но и нормативного регулирования возможности внедрения отдельных восстановительных технологий, а опыт более 50 регионов, использующих восстановительные подходы в ювенальной юстиции, свидетельствует об актуальности и востребованности мер, направленных на гуманизацию, поиск новых форм снижения уголовной репрессии, и в целом, к смене приоритетов уголовного правосудия с наказания на восстановление нарушенных прав жертв преступлений, возмещение и компенсацию причиненного преступлением ущерба, и проявляющих заинтересованность в социально позитивном посткриминальном поведении виновного подростка и его реинтеграции в общество.

Представляется, что это стало возможным, в том числе, благодаря энтузиазму и самоорганизации общественных групп и судейского сообщества ряда регионов, что справедливо подчеркивает Л.

М. Карнозова . Вместе с тем, следует признать, что в уголовном правосудии лишь предусмотрены особенности производства по делам несовершеннолетних, однако подчинено это производство тем же целям, что и в отношении взрослых обвиняемых. Именно данное противоречие А. С. Пашин рассматривает в качестве важнейшей практической проблемы судебной реформы, характеризуя его как «столкновение карательных по своей природе идей «справедливого наказания», устрашения («общей и частной превенции»), с одной стороны, и с другой стороны, соображений ресоциализации подростка, обеспечения его благополучия»[592] [593] [594].

Е. В Марковичева, анализируя эффективность механизма применения принудительных мер воспитательного воздействия, справедливо отмечает, что страдает воспитательная направленность процесса, когда судьи идут по пути «наименьшего сопротивления», вынося обвинительный приговор и назначая несовершеннолетнему условную меру наказания. Тогда как сами несовершеннолетние осужденные такой итог судебного разбирательства воспринимают как некое общественное прощение содеянного им1. Поскольку наказание (в особенности в виде лишения свободы) «блокирует в большинстве своем воспитательные механизмы»[595] [596] [597] [598], то необходима смена карательной парадигмы уголовного правосудия восстановительной, которая справедливо рассматривается, как один из наиболее эффективных способов достижения социальной справедливости, исправления несовершеннолетнего, со-

3

вершившего преступление .

Отличительной особенностью ювенальной юстиции, как одного из направлений восстановительного подхода в правосудии, следует признать, что несовершеннолетний подсудимый рассматривается не как объект репрессий, а как субъект реабилитации, что детерминировано особенностями несовершеннолетнего возраста, определяющего воспитательную, а не карательную направленность ювенального правосудия[599] [600].

Несмотря на то что, пока становление ювенальной юстиции идет стихийно и фрагментарно, как верно отмечают ис-

5

следователи , парадокс всей ситуации заключается в том, что в отсутствие иных целевых установок и каких-либо существенных отличий в нормах УПК РФ (за исключением особенностей, отраженных в главе 50 УПК РФ) при производстве по уголовным делам именно в отношении несовершеннолетних успешно применяются восстановительные подходы.

Если обратиться к истории правового регулирования производства в связи с уголовно-правовым конфликтом с участием несовершеннолетних, то в разные периоды времени она развивалась не последовательно: от приравнивания несовершеннолетних в ответственности с взрослыми до отсутствия уголовной ответственности. В связи с этим вполне понятны опасения сторонников восстановительной модели правосудия, что «в случае включения восстановительной юстиции в официальную модель инструментарий восстановительной юстиции не будет применяться или будет применяться главным образом в декоративных целях; либо же механизмы восстановительной юстиции будут превращены в карательные»1.

Следует признать, что даже в тех субъектах, где применяются ювенальные технологии, ими охвачены далеко не все суды. Ментальность судей порою такова, что они предпочитают обосновать наказание, чем мотивировать судебное решение о применении принудительных мер воспитательного воздействия[601] [602]. Однако потребность в особом подходе к несовершеннолетним осознается большинством, потому в отсутствие нормативных изменений начатые когда-то как эксперимент восстановительные подходы - ювенальные технологии - «упали зерном на благодатную почву» и в этом имеются положительные результаты. Думается, не случайно, что среди всех направлений восстановительного правосудия, именно применение ювенальных технологий было воспринято в России и позволило задуматься о целях уголовного правосудия в целом. Как в этой связи пишет Л. М. Карнозова: «то, что раньше казалось само собой разумеющимся - наказание как способ реагирования на преступление - стало сомнительным.

Изменился взгляд на правосудие вообще: ювенальная юстиция поставила на повестку дня вопрос о новых целях юстиции, о новом типе ответа на преступление и породила новую практику - практику реабилитационного (попечительного) подхода в оппозиции карательному»[603].

Изначально следует определиться с терминологией. Впервые о создании основ системы ювенальной юстиции в официальных документах отмечено в 2000 г.[604]. Термин «ювенальные технологии» впервые употреблен в Постановлении Президиума Совета судей РФ от 22.10.2009 г. № 196[605]. Как отмечалось во введении, в нормативных актах употребляются также термины «технологии восстановительного правосудия». Термин «ювенальная юстиция» употребляется в двух значениях: в широком смысле он означает действия, направленные на реализацию и обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних, а в узком - систему специализированных судебных органов, предназначенных для рассмотрения дел, в которых хотя бы одной из сторон является несовершеннолетний. В настоящее время в рамках судов общей юрисдикции реализуются отдельные ювенальные технологии как действия, направленные на реализацию восстановительных подходов (идей восстановительного правосудия)1 или внедрение элементов ювенальной юстиции (ювенального правосудия), что используется в синонимичном значении . Н. В. Спесивов справедливо рассматривает ювенальную юстицию как основополагающий международный стандарт осуществления уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних[606] [607] [608] [609].

Однако ювенальная юстиция была неоднозначно воспринята обществом, скорее всего, в связи с отсутствием информированности и освещением в средствах массовой информации, а также в связи с широкой трактовкой ювенальной юстиции, при поверхностном понимании ее сущности, как деятельности государственных органов, направленных против интересов семьи.

Некоторые авторы отмечают, что термин «ювенальная юстиция» стал все чаще употребляться с негативным оттенком[610]. Возможно именно этим обусловлено, что в одном из магистральных документов, комплексно рассматривающих вопросы несовершеннолетних, был употреблен новый термин «дружественное к ребенку правосудие» как тождественное понятию «ювенальная юстиция»1.

Отечественный исторический опыт свидетельствует о существовании не только особенностей судопроизводства в отношении несовершеннолетних, но и функционировании специализированных судов по делам несовершеннолетних. Первый такой суд был учрежден в 1910 г. в Санкт-Петербурге. В 1917 г. такие суды действовали в Москве, Харькове, Киеве Одессе, Либаве, Риге, Томске, Саратове. Постановление приговора и определение наказания в таком суде происходило спустя пять-шесть месяцев после первого судебного разбирательства, что позволяло, с одной стороны, изучить подростка, с другой - несовершеннолетний мог выбрать оптимальную линию своего дальнейшего поведения, обдумав свои предшествующие поступки[611] [612] [613]. По сути, с введением ювенальных судов в России была предложена и с успехом апробирована принципиально новая модель отправления правосудия, отвергшая старые процессуальные формы. Такие суды были ликвидированы с 1917 г., хотя интерес к проблемам ювенальной юстиции и восстановительного правосудия в последние годы существенно возрос, а Пекинские прави-

3

ла рекомендуют создавать специализированные суды по делам несовершеннолетних .

Внедрение элементов ювенальных технологий в ряде регионов (Архангельская область, Ленинградская область, Оренбургская область, Липецкая область, Пермский край, Иркутская область, Ростовская область и другие регионы, всего насчитывается более 50 регионов, в которых имеются в судах общей юрисдикции специализированные составы судов) свидетельствует о полученных положительных результатах[614]. Следует отметить, что практика судов, где применяются ювенальные технологии, характеризуется тем, что вопросы наказания в приговорах в отношении несовершеннолетних более мотивированы, поскольку при обосновании своих выводов суд анализирует и дает оценку большему объему обстоятельств, характеризующих личность подсудимого.

Например, в отношении Г. на основании ч. 1 ст. 432 УПК РФ был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания с учетом психолого-педагогического исследования личности подсудимой, в котором было высказано мнение специалистов, что исправление Г. без назначения уголовного наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия возможно путем целенаправленного воспитательного воздействия с привлечением возможностей педагогического коллектива по месту учебы. Суд пришел к выводу, что исправление Г. возможно без применения уголовного наказания и на основании ч. 1 ст. 92 УК РФ освободил от наказания и применил к ней принудительные меры воспитательного воздействия1.

В рамках судов общей юрисдикции созданы практические модели комплексных судов по делам несовершеннолетних (ювенальных судов), например, в Ростовской и Иркутской области, где судебные составы по делам несовершеннолетних расположены в отдельных помещениях, и разработаны ювенальные технологии защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, которые применяются судами при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних . Авторами, исследующими проблемы ювенальной юстиции, справедливо отмечается, что производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, в первую очередь, должно быть ориентировано не на применение карательного воздействия (назначение наказание), а на применение принудительных мер воспитательного воздействия и обеспечение мер по возмещению материального ущерба потерпевшему, что предлагают механизмы восстановительного подхода[615] [616] [617] [618].

В некоторых судебных решениях прямо указано, что до принятия итогового судебного решения применялись именно восстановительные технологии. Например, в приговоре в отношении Ф., указано: «по инициативе суда в отношении подсудимой Ф. были проведены восстановительные технологии, с привлечением социальных служб в целях профилактики повторной преступности подростка Ф., в связи с чем в судебном заседании на обсуждение сторон был поставлен вопрос о применении к подсудимой Ф. принудительных мер воспитательного воздействия». Суд пришел к выводу, что исправление подсудимой Ф. возможно без применения уголовного наказания и на основании п. 3 ч. 5 ст. 302, ч. 1 ст. 432 УПК РФ постановил обвинительный приговор без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, при этом подробно мотивировал свое решение, в том числе, учел возражения государственного обвинителя и дал оценку отрицательной характеристике с места учебы Ф. (расценив ее, «как результат протестного поведения подсудимой ввиду необъективного подхода к ней со стороны, как бывшего опекуна (попечителя), так и со стороны преподавательского состава учебного заведения»)1.

На протяжении последних десятилетий активно обсуждается возрождение ювенальной юстиции в России и совершенствование механизма применения принудительных мер воспитательного воздействия, рассматриваемых как альтернатива наказанию и согласующихся с идеями восстановительного подхода в правосудии, исходя из необходимости гуманизации и индивидуализации ответственности несовершеннолетних, преступивших закон, что будет способствовать их надлежащей реинтеграции в общественные отношения[619] [620] [621]. Рассматривая карательную парадигму правосудия как затратную и неэффективную, авторы предлагают заменить ее на восстановительную модель, в которой принцип неотвратимости наказания может быть заменен принципом обязательности заглаживания вреда и возмещения ущерба[622]. Обсуждаются различные модели ювенального правосудия[623].

На основе личного опыта автора данного исследования и результатов регионов России, применяющих в судебной практике ювенальные технологии, можно сделать вывод о том, что когда-то воспринимавшееся как авангардная и новая идеология в уголовном правосудии в отношении несовершеннолетних - восстановительная модель правосудия, и вызывавшие повышенный интерес ювенальные технологии, со временем становятся как само собой разумеющееся, и расценивается как единственно возможное адекватное отношение к подростку при наличии соответствующих оснований1. Представляется, что координация деятельности различных структур, в той или иной степени занимающихся этими вопросами, возможна при централизующей эту деятельность работе суда, где и принимается итоговое решение, обязательное к исполнению.

В целом судебная практика судов Иркутской области, подтверждает востребованность восстановительных подходов, а в отсутствие нормативного регулирования и периодического охлаждения общественного внимания к этим вопросам, исключается «компанейщина» в практической деятельности. Напротив, работа судейского корпуса во взаимодействии с различными структурами и накопленный опыт и в регионе, и в стране, в целом, нуждается в мониторинге, на основе чего возможно конструктивное решение проблем профилактики девиантного поведения и реагирования на преступления несовершеннолетних в современных условиях. Как справедливо отмечается в юридической литературе: «следует оценить потенциал уже имеющихся правовых средств, проанализировать результаты внедрения «новых» технологий сквозь призму принципов, целей и задач, стоящих перед обращением с несовершеннолетними правонарушителями»[624] [625] [626] [627]. Вместе с тем имеются и проблемы, вызванные, в первую очередь, отсутствием нормативной регламентации внедрения восстановительного подхода, к числу которых относится неопределенность модели (выбор между реабилитационной или восстановительной моделью или их компромиссный вариант), структуры, и принципов .

При создании надлежащих условий (нормативное регулирование и материальнотехническая база) представляется предпочтительнее рассмотрение дел в отношении и с участием несовершеннолетних в ювенальных судах, и в этой связи следует солидаризироваться с Т. Г. Морщаковой, что таким образом будут созданы условия и адекватные формы воздействия и восстановления «не только нарушенного права, но и искаженной картины миропонимания», что позволит осознать взаимную ответственность общества и личности, будет создано экспериментальное поле для внедрения технологий восстановительного правосудия1. Однако в отсутствие таких судов следует наиболее эффективно применять действующие нормы, которые, к сожалению, не имеют четких критериев разграничения в каких случаях принудительные меры воспитательного воздействия применяются при освобождении от уголовной ответственности, а в каких - после рассмотрения вопроса виновности при освобождении от уголовного наказания, и какое итоговое судебное решение в этом случае выносится.

По справедливому мнению отдельных процессуалистов обвинительный приговор без назначения наказания может быть постановлен в отношении несовершеннолетних осужденных с применением принудительных мер воспитательного воздействия . С. В. Бородин полагал, что при постановлении обвинительного приговора, суд может не применить наказание, назначив принудительные меры воспитательного воздействия . Э. Ф. Куцова считала одним из возможных оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания - применение к несовершеннолетнему вместо уголовного наказания принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ (ч. 1 ст. 432 УПК РФ)[628] [629] [630] [631]. Однако имеются и другие точки зрения. Так, Е. А. Зайцева считает, что обвинительный приговор без назначения наказания может быть постановлен в отношении несовершеннолетнего на основании положений ч. ч. 1, 2 ст. 432 УПК с применением к нему принудительной меры воспитательного воздействия не только на основании ч. 2 ст. 90 УК РФ при совершении преступления небольшой и средней тяжести, но и в случае совершения преступления средней тяжести и тяжкого на основании ст. 92 УК РФ, если для него будет признано достаточным помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа1. Другие авторы, напротив, полагают, что

ч. ч. 1, 2 ст. 432 УПК РФ и ст. 90 УК РФ являются основаниями для постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания[632] [633] [634].

Постановление приговора в отношении несовершеннолетнего в целом осуществляется по общим правилам, содержащимся в главе 39 УПК РФ, за исключением некоторых особенностей, которые отражены в главе 50 УПК РФ . Для выбора наиболее оптимальной формы реализации уголовной ответственности необходимо выяснение условий жизни и воспитания несовершеннолетнего: объективные условия жизни семьи, характеристики родителей и их взаимоотношения с несовершеннолетним, его бытовое и социальное окружение и связи, содержание воспитательной работы с ним по месту жительства и учебы, а также характер ранее принятых мер по фактам его девиантного поведения. Причем все эти обстоятельства, характеризующие условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, данные о его личности, должны исследоваться и оцениваться в совокупности, в целях исключения ошибочных выводов суда, для чего такие данные должны быть собраны за достаточно продолжительный период времени, в том числе, необходимы сведения о постпреступном поведении несовершеннолетнего[635].

Нельзя не отметить, что на основании ст. 10 УК РСФСР суд, прокурор, а также следователь, с согласия прокурора, были вправе прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего лица, совершившего деяние, содержащее признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, если по обстоятельствам дела и данным, характеризующим личность правонарушителя, его исправление возможно без применения уголовного наказания в порядке, предусмотренном ст. 402 УПК РСФСР. Суд имел полномочия применения принудительных мер воспитательного воздействия по итогам судебного разбирательства, и в распорядительном заседании, то есть советский уголовный и уголовно-процессуальный закон предусматривали освобождение от уголовной ответственности и прекращение уголовного дела в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия. С введением в действие УК РФ в 1996 г. были внесены соответствующие изменения и в УПК РСФСР, и у суда появилась возможность освобождать от отбывания наказания несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия, причем уголовно-процессуальный закон четко разграничивал вид судебных решений в зависимости от степени тяжести совершенного несовершеннолетним преступления:

1) если по делу о преступлении небольшой или средней тяжести было признано, что несовершеннолетний, совершивший преступление, мог быть исправлен без применения мер уголовного наказания, суд (мировой судья) в соответствии с ч. 1 ст. 92 УК РФ был вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего подсудимого от отбывания наказания и применить к нему принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные ч. 2 ст. 90 УК РФ (ст. 402 УПК РСФСР);

2) если при рассмотрении дела о преступлении средней тяжести было признано, что цели наказания могли быть достигнуты путем помещения несовершеннолетнего, совершившего это преступление, в специальное воспитательное или лечебновоспитательное учреждение для несовершеннолетних, суд вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от отбывания наказания и в соответствии со ст. 92 УК РФ направить его в одно из указанных учреждений на срок до достижения им совершеннолетия (ст. 402.1 УПК РСФСР). На основании ст. 401.2 УПК РСФСР при постановлении приговора несовершеннолетнему суд, наряду с вопросами, подлежащими обсуждению в совещательной комнате, был обязан обсудить, в том числе, вопрос об освобождении от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ.

Действующее законодательство регламентирует производство в отношении несовершеннолетних следующим образом.

1. Несовершеннолетний может быть освобожден от уголовной ответственности с

применением принудительных мер воспитательного воздействия. Применение мер воспитательного воздействия в таком случае происходит не в процессуальной форме постановления обвинительного приговора, судом выносится соответствующее постановление:

1) На основании ст. 427 УПК РФ, предусматривающей возможность прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего, с согласия самого несовершеннолетнего. Так, прокурор, а также следователь с согласия прокурора в соответствии со ст. 90 УК РФ вправе прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Уголовное дело, прекращенное по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 90 УК РФ, направляется прокурором судье для решения вопроса о применении в отношении несовершеннолетнего принудительных мер воспитательного воздействия.

2) На основании ст. 431 УПК РФ суд вправе прекратить уголовное дело в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания.

2. К несовершеннолетнему могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия на основании ч. 1 ст. 92 УК РФ в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 432 УПК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания - суд вправе, постановив обвинительный приговор без назначения наказания, применить к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 УК РФ.

3. На основании ч. 2 ст. 432 УПК РФ, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении средней тяжести или тяжком преступлении (за исключением преступлений, указанных в ч. 5 ст. 92 УК РФ), будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего подсудимого, совершившего это преступление, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, то суд, постановив обвинительный приговор, освобождает несовершеннолетнего осужденного от наказания и в соответствии со ст. 92 УК РФ направляет его в указанное учреждение на срок до наступления совершеннолетия, но не более трех лет. При этом в ч. 2 ст. 92 УК РФ имеется прямое указание о такой возможности только при условии назначения наказания в виде лишения свободы. В связи с чем обращение к содержанию нормы ст. 92 УК РФ, как материальному основанию применения принудительных мер воспитательного воздействия, не позволяет разделить вышеприведенное мнение Е. А. Зайцевой и других авторов1 о постановлении обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетнего с направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Процессуальной формой такого решения в силу ч. 2 ст. 432 УПК РФ является постановление обвинительного приговора с назначением наказания (причем, только в виде лишения свободы) и освобождением несовершеннолетнего осужденного от его отбывания в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия (п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ) .

Таким образом, можно констатировать, что при наличии одних и тех же условий (преступление небольшой или средней тяжести и возможность исправления без применения уголовного наказания) в отношении несовершеннолетнего при применении принудительных мер воспитательного воздействия конкуренция процессуальных решений заключается не в выборе между двумя видами обвинительных приговоров, а в выборе между постановлением (ст. ст. 427, 431 УПК РФ) и обвинительным приговором без назначения наказания (ч. 1 ст. 432 УПК РФ). Поскольку конкуренция оснований, указанных в ст. 427 и ст. 431 УПК РФ зависит от стадии принятия решения (досудебное производство или судебное разбирательство), соответственно, во втором случае - такое решение принимается судом по уголовному делу, находящемуся у него в производстве, а не по ходатайству, поступившему в досудебном производстве, то в рамках данного исследования нет необходимости рассматривать их подробно.

Отдельные авторы, сравнивая условия применения принудительных мер воспитательного воздействия, указанные в ст. ст. 427, 431 и 432 УПК РФ, справедливо приходят к выводу об их идентичности. Однако исследуя правовые последствия, отмечают, что все они исключают порицание за содеянное[636] [637] [638], с чем вряд ли можно согласиться. Процессуальная форма, предусмотренная ст. 427 УПК РФ, регламентирует принятие решения по ходатайству в ходе предварительного расследования по уголовному делу только судом и в отношении только обвиняемого. Процессуальная форма, предусмотренная ст. 431 УПК РФ применяется судом уже при рассмотрении уголовного дела в отношении подсудимого. И в каждом из этих двух случаев - не требуется рассмотрение вопроса виновности, постановление суда является основанием для освобождения от уголовной ответственности при условии выполнения принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 4 ст. 90 УК РФ)1.

Исключается применение положений ч. 4 ст. 90 УК РФ при осуждении без назначения наказания несовершеннолетнему с применением принудительной меры воспитательного воздействия, так как в такой процессуальной форме осужденный освобождается от наказания, а не от уголовной ответственности, и это основание освобождения от наказания является окончательным и безусловным. В этом случае уголовная ответственность реализуется в форме осуждения без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Более того, процессуальный порядок реализации ч. 4 ст. 90 УК РФ закреплен в ч. 5 ст. 427 УПК РФ, предусматривающей не постановление приговора, а прекращение уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия.

В отличие от указанных оснований, рассмотрев вопрос виновности при постановлении приговора на основании ч. 1 ст. 432 УПК РФ суд вправе применить к осужденному принудительные меры воспитательного воздействия, контроль за исполнением которых осуществляется уже в порядке исполнения приговора и исключается возможность возврата к вопросу уголовной ответственности и наказания несовершеннолетнего осужденного. К сожалению, это единственные различия, которые предоставил правоприменителю законодатель, указав единые условия, что и создает разночтение в юридической литературе, и подмены этих понятий в судебной практике[639] [640].

Нельзя считать устоявшимися и взгляды ученых на рассматриваемую проблему. Так, Г. И. Загорский в одной из своих работ применение принудительных мер воспитательного воздействия рассматривал как основание для постановления обвинительного приговора без назначения наказания[641], в другой - как основание для постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания[642]. Как показывает су- дебная практика и изучение различных научных источников именно выработка критериев, на основании которых можно разграничить основания принятия судом решений в силу ст. 431УПК РФ и ч. 1 ст. 432 УПК РФ, вызывает наибольшие сложности и входит в предмет данного исследования, т. к. анализируя установленный порядок уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних, можно сделать вывод о возможности постановления обвинительного приговора без назначения наказания лишь в случае, предусмотренном ч. 1 ст. 92 УК РФ, в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 432 УПК РФ1. На основании ч. 1 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, в предусмотренном ч. 1 ст. 432 УПК РФ порядке, привлекается к уголовной ответственности в соответствии с обвинительным приговором, в котором наказание не назначается, а применяются принудительные меры воспитательного воздействия[643] [644] [645] [646], (что вовсе не означает культивирование безответности

з

несовершеннолетних, как полагают некоторые авторы ).

Как отмечает А. В. Давыденко, принудительные меры воспитательного воздействия по своему содержанию являются воспитательными, а по характеру исполнения - принудительными, поскольку назначаются они несовершеннолетним независимо от их воли либо воли родителей или законных представителей, и, являясь мерами государственного принуждения, не ставят лицо в положение осужденного, не влекут судимость и не рассматриваются как наказание . С данной позицией можно согласиться лишь отчасти, поскольку она применима в случае освобождения от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Тогда как в случае применения принудительных мер воспитательного воздействия на основании ч. 1 ст. 432 УПК РФ выносится обвинительный приговор без назначения наказания, соответственно, такой несовершеннолетний будет осужденным. Действующая редакция ч. 1 ст. 432 УПК РФ предусматривает освобождение от наказания, и таковое нет необходимости назначать, прежде чем суд вправе применить принудительные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетнему осужденному на основании ч. 1 ст. 92 УК РФ[647].

Изучение судебной практики показало, что судами не всегда разграничивается применение принудительных мер воспитательного воздействия при освобождении от уголовной ответственности, с возможностью отмены этой меры в случае ее систематического неисполнения, и при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания, исключающего возможность возврата к вопросу уголовной ответственности и наказания. Например, под председательством одного и того же судьи были постановлены два обвинительных приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ч. 1 ст. 92 УК РФ), но в одном приговоре суд разъяснил последствия, указанные в ч. 4 ст. 90 УК РФ, в другом - нет[648]. Представляется, что, как правоприменители, так и ученые, не всегда различают правовые последствия в результате вынесения постановления (ст. ст. 427, 431 УПК РФ) и приговора (ч. 1 ст. 432 УПК РФ), которыми применяются принудительные меры воспитательного воздействия.

Следующий пример также позволяет в этом убедиться. Как следует из обвинительного приговора без назначения наказания, постановленного Советским районным судом г. Махачкалы, суд пришел к убеждению, что «перевоспитание подсудимой Ф. возможно без применения в отношении нее уголовного наказания, освободив ее от уголовного преследования, с применением к ней в соответствии с ч. 2 ст. 90 УК РФ принудительных мер воспитательного воздействия». На основании п. 3 ч. 5 ст. 302, ч. 1 ст. 432 УПК РФ подсудимая Ф. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. «в»

ч. 2 ст. 158 УК РФ, освобождена от наказания, с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Вместе с тем, суд также в приговоре указал, что эта мера может быть отменена в случае систематического ее неисполнения несовершеннолетней по представлению специализированного государственного органа, и материалы направлены для

- 2

привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности , что исключается при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания. Как видно из данного судебного решения, суд также не разделяет вопросы освобождения от уголовной ответственности и от наказания. Следует отметить, что, к сожалению, такой пример не единичен. [649] [650] [651]

В этой связи уместно привести точку зрения А. А. Горшенина, обоснованно полагающего, что представляется нелогичным сначала освобождать несовершеннолетнего от наказания, а затем снова возвращаться к вопросу о его назначении. По его мнению, отмена принудительных мер воспитательного воздействия и назначение наказания несовершеннолетнему фактически будут означать нарушение базового принципа уголовного права - справедливости, в соответствии с которым лицо не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Если в отношении несовершеннолетнего уже был постановлен обвинительный приговор суда без назначения наказания, то постановление в отношении того же лица обвинительного приговора суда, в случае неисполнения им

принудительной меры, но с назначением наказания, будет означать повторное привлечение

w _________________ 1

к уголовной ответственности за то же уголовно наказуемое деяние .

На основании ст. 430 УПК РФ при постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего подсудимого суд, наряду с вопросами, указанными в ст. 299 УПК РФ, обязан решить вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего подсудимого от наказания в случаях, предусмотренных ст. 92 УК РФ, либо условного осуждения, либо назначения ему наказания, не связанного с лишением свободы. Таким образом, действующее законодательство предусматривает в первую очередь рассматривать вопрос о возможности неназначения наказания и освобождения от наказания несовершеннолетних, лишь в силу невозможности применения указанных оснований суд должен обсуждать вопрос о наказании и его виде. Данные положения закона соответствуют международным стандартам правосудия в отношении несовершеннолетних, в частности, требованиям Пекинских правил, предусматривающим необходимость при выборе мер воздействия руководствоваться следующими принципами: 1) меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества; 2) несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия; 3) при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором (ст. 17.1). 1

В развитие приведенных рекомендаций Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 1 обратил внимание на то, что суды не должны назначать уголовное наказание несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, если их исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90 УК РФ (п. 31). Высказываясь о процессуальной форме принятия решения при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести при освобождении несовершеннолетнего от наказания и применении к нему в силу ч. 1 ст. 92 УК РФ принудительных мер воспитательного воздействия Пленум Верховного Суда РФ обоснованно разъяснил, что в таком случае на основании п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ суд постановляет обвинительный приговор без назначения наказания (п. 35). Вместе с тем, разъясняя далее порядок применения норм, предусмотренных ч. 2 ст. 92 УК РФ, об освобождении от наказания несовершеннолетнего с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием, Пленум Верховного Суда РФ указал на то, что такое решение принимается в порядке замены назначенного несовершеннолетнему осужденному лишения свободы другим видом наказания. Из чего может последовать ошибочный вывод, что принудительные меры воспитательного воздействия являются видом наказания, которым заменяется такое назначенное наказание как лишение свободы. Однако, обладая приоритетом применения перед иными мерами уголовно-правового характера1, принудительные меры воспитательного воздействия не являются наказанием в силу норм уголовного закона.

Ни УК РФ, ни УПК РФ не употребляют термин «вместо наказания», «в порядке замены наказания» при регулировании оснований и порядка освобождения от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, потому позиция, согласно которой принудительная мера воспитательная воздействия, назначается «вместо наказания», или, что эта мера применяется «в порядке замены наказания»[652] [653], является не совсем корректной. Принудительные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетним в порядке ч. 1 ст. 432 УПК РФ применяются обвинительным приговором, в котором наказание вообще не назначается, а в порядке ч. 2 ст. 432 УПК РФ - от назначенного наказания в виде лишения свободы несовершеннолетний освобождается с применением принудительной меры воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебновоспитательное учреждение закрытого типа[654].

Следует отметить, что в п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 , ранее регламентировавшего указанные вопросы с учетом норм УПК РСФСР, было указано, что суд вправе, постановив обвинительный приговор, освободить несовершеннолетнего от отбывания наказания и на основании ст. 92 УК РФ направить его в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение, и «эта мера применяется судом в порядке замены наказания». Аналогичное разъяснение сохранялось и в п. 17 в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г., повторившем позицию о замене наказания, но более поздняя редакция Постановления на основе норм УПК РФ уже регламентировала два основания: применение принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ, либо направление в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Разъяснение дополнилось и ссылкой на п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ, при этом подчеркивалось, что «в этом случае не требуется назначения наказания». На основе чего можно было сделать ошибочный вывод о том, что вне зависимости от оснований (ч. 1 или ч. 2 ст. 432 УПК РФ), применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему производится в форме обвинительного приговора без назначения наказания.

Противоречивые рекомендации в условиях пробелов в законодательном регулировании и отсутствия согласованности норм уголовного и уголовно-процессуального законов привели к дезориентации и судебной практики. Суды так и не получили четких критериев, в каком случае наказание назначается, какой процессуальный документ должен быть вынесен при решении о применении различных принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним? Возможно, этим обусловлено и небольшое число решений, принятых судами о применении норм ст. ст. 90-92 УК РФ . Следует отметить и недостаточное изучение личности несовершеннолетних, что лишает суд [655] [656] [657] возможности принять обоснованное решение. Как верно подчеркивают авторы, зачастую именно отсутствие необходимой информации об условиях жизни и воспитания несовершеннолетнего не позволяет суду должным образом мотивировать выбор меры наказания или ограничиться принудительными мерами воспитательного характера, то

есть в полной мере реализовать нормы УПК РФ, касающиеся особенностей производ-

1

ства по делам такой категории .

Представляется, что именно сведения о личности несовершеннолетнего, восстановительные подходы в официальной модели правосудия, могут стать основой для принятия судом решения: 1) требуется ли рассмотреть вопрос уголовной ответственности подсудимого окончательно и, безусловно, и в этом случае постановляется обвинительный приговор без назначения наказания, без возможности возврата к вопросу уголовной ответственности и отмены принудительных мер воспитательного воздействия, примененных к осужденному (при этом контроль их исполнения осуществляется в стадии исполнения приговора); 2) или принудительные меры воспитательного воздействия применяются постановлением суда под условием их выполнения подсудимым, и возможностью возврата к вопросу уголовной ответственности в случаях, установленных ч. 4 ст. 90 УК РФ, в порядке, указанном ч. 5 ст. 427 УПК РФ. Виды принудительных мер в каждом случае для подсудимого, в отношении которого вынесено постановление, и в отношении осужденного, в отношении которого вынесен приговор, закреплены одной нормой закона - ч. 2 ст. 90 УК РФ. Таким образом, законодатель не предусмотрел каких- либо дополнительных критериев разграничения для принятия двух конкурирующих процессуальных решений, предоставив возможность правоприменителю реализовать дискреционные полномочия. Выбор наиболее оптимальной меры реагирования на преступление, совершенное несовершеннолетним, представляется возможным по итогам всестороннего установления и исследования в судебном разбирательстве всех обстоятельств, указанных в ст. ст. 73, 421 УПК РФ, что, в свою очередь, оказывает наибольшее воспитательное и превентивное воздействие.

Возникает закономерный вопрос о конкуренции оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания, когда имеются одновременно обстоятельства, свидетельствующие об изменении обстановки (ст. 80.1 УК РФ), и о воз- 1 можности исправления несовершеннолетнего без применения наказания путем применения принудительной меры воспитательного воздействия (ч. 1 ст. 92 УК РФ). Представляется, что по своим правовым последствиям обвинительный приговор без назначения наказания в связи с изменением обстановки на основании ст. 80.1 УК РФ более соответствует интересам несовершеннолетнего, так как не предполагает в качестве правовых последствий исполнение принудительной меры воспитательного воздействия в течение определенного срока при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания на основании ч. 1 ст. 90 УК РФ. Такое основание соответствует и интересам общества и государства, т. к. свидетельствует, что цели наказания уже достигнуты к моменту приговора, и на исполнение приговора не требуются материальные и процессуальные средства.

Способствовать единообразию судебной практики будет не очередное разъяснение норм высшим судебным органом, а внесение соответствующих изменений в закон. Кроме того, учитывая, что ст. 432 УПК РФ в целом посвящена порядку освобождения несовершеннолетних от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, а помещение в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, по сути, является одной из них, то выделение данной меры отдельно в названии является излишним. Думается, что указание на нее может быть исключено. Суд, признав, что несовершеннолетний подсудимый может быть исправлен без применения уголовного наказания, постановляет обвинительный приговор без назначения наказания, и принимает решение о применении принудительных мер воспитательного воздействия, что не является заменой назначенного наказания или освобождением от его отбывания.

В связи с чем предлагается содержание части первой ст. 432 УПК РФ выделить в самостоятельную норму: «Статья 431.1. Постановление обвинительного приговора без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия», изложив ее следующей редакции:

«Статья 431.1. Постановление обвинительного приговора без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия

1. Если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд на основании части первой статьи 92 Уголовного кодекса Российской Федерации вправе постановить в отношении него обвинительный приговор без назначения наказания, применив к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную частью второй статьи 90 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Подводя итоги исследования постановления обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних, следует отметить следующее. Применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним возможно при освобождении от уголовной ответственности или освобождении от наказания в различных процессуальных формах. Применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним обвинительным приговором без назначения наказания относится к альтернативным основаниям, поскольку суд вправе выбрать одно из нескольких возможных решений в отношении несовершеннолетнего. Данный приговор характеризуется следующими признаками, соответствующими признакам обвинительного приговора без назначения наказания, сформулированным в первой главе данного исследования: 1) данным приговором реализуется уголовная ответственность; 2) постановление данного приговора обусловлено возможностью изменения общественной опасности личности несовершеннолетнего или содеянного им в результате применения принудительных мер воспитательного воздействия; 3)данное основание постановления приговора исследуемого вида является безусловным, и не сопровождается какими-нибудь обязанностями, ограничениями, или испытательными сроками после их применения судом; а принудительные меры воспитательного воздействия, не являясь наказанием, имеют задачей исправление несовершеннолетнего осужденного; 4) правовые последствия для несовершеннолетнего осужденного не сопряжены с какими-нибудь обязанностями, ограничениями, или испытательным сроком, исключается отмена принудительных мер воспитательного воздействия в порядке ч. 4 ст. 90 УК РФ; 5) не предполагается возможность возврата к вопросу о назначении наказания несовершеннолетнему при исполнении приговора; 6) для несовершеннолетнего виновного данное судебное решение обладает наименьшим репрессивным воздействием. Возможность постановления обвинительного приговора без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия свидетельствует о восстановительном подходе при решении вопроса выбора меры реагирования на преступление, совершенное несовершеннолетним.

Постановление обвинительного приговора без назначения наказания при изменении обстановки. По делам небольшой и средней тяжести к моменту постановления приговора могут быть установлены такие обстоятельства, которые свидетельствуют о существенном изменении обстановки, поскольку снижена или утрачена общественная опасность личности или содеянного, что в итоге в отсутствие оснований для прекращения уголовного преследования является основанием для постановления обвинительного приговора без назначения наказания. Соответственно, такой восстановительный подход позволит разумно снизить карательную репрессию и будет способствовать восстановлению нарушенных уголовно-правовым конфликтом правоотношений и более быстрой реинтеграции виновного.

Так, некоторые авторы, не указывая норму права, полагают, что обвинительный приговор без назначения наказания суд постановляет по результатам рассмотрения уголовного дела по существу, если придет к выводу, что к моменту вынесения приговора деяние, вменяемое подсудимому, потеряло общественную опасность, или он сам перестал быть общественно опасным1. Действительно, в юридической науке в настоящее время преобладает мнение, что изменение обстановки, когда к моменту рассмотрения дела подсудимый или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными, является основанием для постановления обвинительного приговора без назначения наказания[658] [659] [660]. В связи с этим, следует возразить тому, что «ст. 80.1 УК РФ применяется крайне редко, и, как правило, лишь

з

по делам в отношении несовершеннолетних» . Во-первых, для выводов о частоте применения нормы можно было бы судить по сведениям официальной статистики, которых не имеется, как указывалось ранее. Во-вторых, в отношении несовершеннолетних, действительно постановляется обвинительный приговор без назначения наказания как итоговое судебное решение, но на основании ч. 1 ст. 432 УПК РФ, а не ст. 80.1 УК РФ.

В целом, в юридической литературе можно встретить пять позиций относительно того, в какой процессуальной форме реализуется норма, предусмотренная ст. 80.1 УК РФ: 1) значительное число авторов обоснованно полагает, что в случае установления обстоятельств, указанных в ст. 80.1 УК РФ, постановляется обвинительный приговор без назначения наказания1; 2) ряд авторов относят основания, указанные в ст. 80.1 УК РФ, к числу влекущих постановление обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания[661] [662] [663]; 3) отдельные авторы рассматривают освобождение от наказания в связи с изменением обстановки как «обязательный безусловный вид освобождения от уголовной ответственности, который имеет место на стадии исполнения обвинительного приговора суда» . Возражая приведенной позиции, следует отметить, что обвинительным приговором с назначением наказания, тем более, уже в стадии исполнения приговора, нельзя освободить от уголовной ответственности, которая реализовалась и в самом осуждении, и в назначении наказания. 4) По мнению А. С. Зиновьева и К. Михайлова, норма ст. 80.1 УК РФ вообще не может являться основанием освобождения от наказания, т. к. оно изначально судом не назначалось[664]. 5) Ю. В. Козубенко, признавая неудачной решение законодателя перенести изменение обстановки из оснований освобождения от уголовной ответственности в основания освобождения от наказания, предлагает в зависимости от позиции обвиняемого независимо от стадии уголовного судопроизводства либо прекращать уголовное дело с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности (при согласии обвиняемого), либо в случае возражений обвиняемого, продолжать производство по уголовному делу в общем порядке с постановлением обвинительного приговора без назначения наказания1.

Возражая авторам, разделяющим третью и четвертую точки зрения, следует отметить, что их позиции противоречат пониманию сущности институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания. Если обвинительным приговором назначено наказание, то освободить осужденного возможно только от его отбывания, что является основанием для постановления приговора другого вида (п. 2 ч. 5 ст. 302 УПК РФ) . Предложение Ю. В. Козубенко представляется достаточно дискуссионным, поскольку, как отмечалось при исследовании вопроса освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности обвинительным приговором без назначения наказания, принятие при наличии одних оснований разных процессуальных решений в зависимости от согласия обвиняемого на прекращение уголовного преследования влечет различные правовые последствия, что не допустимо.

Нельзя назвать последовательной позицию С. А. Ворожцова и Г. И. Загорского, которые в одном издании относят обстоятельства, указанные в ст. 80.1 УК РФ, к основанию постановления обвинительного приговора без назначения наказания[665] [666] [667], в другом - к основанию постановления обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания[668].

Уместно напомнить, что УПК РСФСР 1960 г. предусматривал возможность освобождения и от уголовной ответственности, и от наказания вследствие изменения обстановки. Так, ст. 6 УПК РСФСР 1960 г. было регламентировано прекращение уголовного дела вследствие изменения обстановки на основании ст. 50 УК РСФСР, если будет при- знано, что ко времени производства дознания, предварительного следствия или рассмотрения дела в суде, совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным. В связи с принятием УК РФ 1996 г.1 в указанную норму были внесены изменения, уточняющие в качестве правового основания прекращения уголовного дела, указанные в ст. 77 УК РФ: если лицо впервые совершило преступление небольшой или средней тяжести, и если будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. Прекращение уголовного дела по указанному основанию не допускалось, если лицо, совершившее преступление, против этого возражало. В этом случае производство по делу продолжалось в обычном порядке[669] [670].

Между тем, исключение Федеральным законом РФ от 8.12.2003 г. №162-ФЗ из УК РФ ст. 77, и из УПК РФ ст. 26, определяющих порядок принятия процессуального решения о прекращении уголовного дела с освобождением лица от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, с одновременным введением в уголовный закон ст. 80.1 УК РФ, определяющей основания освобождения от наказания в связи с изменением обстановки, свидетельствует о принципиальном изменении подхода законодателя к институту освобождения лица от уголовной ответственности и наказания[671]. Осталось без внимания законодателя лишь нормативное закрепление надлежащей процессуальной формы при установлении изменения обстановки, что на практике привело к отсутствию единого подхода: постановление какого вида обвинительного приговора в данном случае требуется. Вполне обоснованно законодатель учел правовые позиции, сформированные Конституционным Судом РФ в ряде своих решений, в первую очередь, по жалобе О.В. Сушкова, выраженные в Постановлении от 28.10.1996 г. № 18-П[672], и пришел к выводу, что установление такого изменения обстановки, вследствие чего лицо может быть освобождено от наказания, требует определенного времени и возможно только решением суда. Причем лишь в форме обвинительного приговора, которым реализуется уголовная ответственность, поскольку совершенное деяние не декриминализировано, виновность установлена исследованными в судебном заседании доказательствами.

Следует отметить, что только суд в приговоре вправе констатировать такое изменение обстановки, которое влечет отпадение общественной опасности лица или совершенного им деяния. Кроме того, исключение такого основания освобождения от уголовной ответственности, возможно, обусловлено отсутствием конкретности в законе самого понятия «изменение обстановки» и единого подхода к пониманию указанной категории в научной литературе. Законодатель, как полагают отдельные авторы, не стремясь устранить отсутствие четких пределов указанного понятия, урегулировать механизм применения данного основания, «перенес бремя принятия решения на судейский корпус, рассчитывая на их высокую квалификацию и профессионализм»1, и в связи с необходимостью «более взвешенного подхода при применении данной нормы»[673] [674] [675]. По указанному в ст. 80.1 УК РФ основанию, с учетом действующего уголовного закона, возможно только освобождение лица от наказания. Так как освободить от наказания вправе лишь суд в обвинительном приговоре, признав лицо виновным в преступлении (п. 5 ч. 1, ч. 5 ст. 302 УПК РФ), принципиальным является вопрос, назначается ли судом в приговоре наказание, прежде чем принимается решение об освобождении от наказания, либо сразу постановляется приговор без назначения наказания?

Ранее УПК РСФСР 1960 г. (ч. 2 ст. 309) указывал о постановлении обвинительного приговора без назначения наказания, если к рассмотрению дела в суде деяние потеряло общественную опасность или лицо, его совершившее, перестало быть общественно опасным. Это давало возможность отмечать, что до внесения изменений и введения в действие ст. 80.1 УК РФ уголовно-процессуальное законодательство, «предусматривавшее самостоятельный вид освобождения от наказания, необоснованно вторгалось в сферу материального права» . Введенный в действие УПК РФ в части постановления обвинительного приговора без назначения наказания вообще не содержит каких-либо оснований. В связи с чем авторами отмечается необходимость отражения формы и порядка освобождения от наказания в связи с изменением обстановки в уголовнопроцессуальном законодательстве1.

В настоящее время в науке преобладает мнение, что освобождение от наказания в связи с изменением обстановки - это не право, а обязанность суда. Так, М. Г. Левандовская подчеркивает, что «ст. 80.1 УК РФ обязывает суд в случае установления одного из двух оснований, предусмотренных в данной норме, освободить лицо, совершившее преступление, от таких негативных последствий его деяния, как назначение наказания, исполнение наказания и судимость»[676] [677] [678].

Ранее действовавшая ст. 77 УК РФ предусматривала диспозитивную формулировку, что лицо «может быть освобождено», тогда как в ст. 80.1 УК РФ содержится императивное указание: лицо «освобождается судом от наказания». Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки является не только окончательным и безусловным, но и является обязательным, не зависящим от усмотрения суда. Последующее поведение осужденного не влияет на принятое решение, не предусматривается и возложение на него каких-либо обязательств и условий. Вместе с тем, факт изменения обстановки, его формы и последствия, бесспорно, носят оценочный характер, в силу чего проявляются дискреционные полномочия суда. В правоприменительной практике нет единства в определении понятия «изменение обстановки», нет этого понятия и в материальных нормах . Изучение уголовных дел свидетельствует, что в качестве основных критериев утраты общественной опасности лица, совершившего преступление, могут быть учтены: 1) значительный промежуток времени, прошедший с момента совершения преступления до момента привлечения лица к уголовной ответственности; 2) безупречное поведение лица в течение указанного времени; 3) совершение лицом общественно-полезных действий; 4) устранение объективной вероятности совершения нового преступления. В качестве критериев утраты общественной опасности деяния в связи с изменением обстановки могут учитываться: значимость, ценность нарушенных преступлением общественных благ или интересов, охраняемых уголовным законом, учету могут подлежать место, время и обстановка совершения преступления, размер и характер причиненного вреда.

А. И. Паничева, разграничивая изменение обстановки объективного характера (в силу чего утрачивается общественная опасность деяния) и субъективного характера (в силу чего происходит утрата общественной опасности лица, совершившего преступление), рассматривает любой из этих случаев в качестве основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания. По ее обоснованному мнению, в этом случае уголовная ответственность в виде осуждения является достаточной без назначения наказания, и

г,-™ w 1

таких негативных последствий, как исполнение наказания и судимость .

Е. В. Жоголева в качестве примеров приводит такие случаи, когда обстановка изменилась вследствие: изменения должностного положения, изменения закона, призыва лица в Вооруженные силы РФ, исполнения предусмотренной законом обязанности, отмены режима чрезвычайного или военного положения, и другие , при этом справедливо отмечает, что реальная практика применения такого основания как изменение обстановки гораздо более сложна, интересна и даже оригинальна, чем те примеры, которые можно почерпнуть из

3

традиционных литературных источников .

Проведенный А. В. Кузнецовым опрос практикующих юристов показал, что в качестве событий, повлекших изменение обстановки, выступают следующие: 1) изменение законодательства - 46%; 2)деятельное раскаяние лица в совершенном преступлении - 39%; 3) болезнь лица, совершившего преступление -35%; 4) начало или окончание военных действий - 23%; 5) отстранение от должности - 21%; 6) обсуждение законодательным органом вопроса о декриминализации деяния -19%; 6) лишение лица, совершившего преступление, орудия, средства преступления, служащего источником повышенной опасности - 14; 8) смена политического режима - 14%; 9) начало либо окончание экономического кризиса - 6%; 10) юбилейные и праздничные даты в истории страны - 1,4%4.

В качестве типичного примера, иллюстрирующего постановление обвинительного приговора без назначения наказания вследствие изменения обстановки, можно привести приговор Жигулевского городского суда Самарской области в отношении П. Судом было установлено, что П. приобрел заведомо подложные медицинские документы на свое имя с [679] [680] [681] [682] указанием в них не имевшихся у него в действительности диагнозов различных заболеваний, которые могли послужить основанием для вынесения решения об освобождении его от призыва на военную службу и представил их в призывную комиссию. В дальнейшем в соответствии с решением призывной комиссии, после совершения действий, связанных с покушением на уклонение от призыва, П. был признан ограниченно годным к военной службе, то есть у него после совершения покушения на преступление возникли законные основания для освобождения от военной службы. Суд пришел к выводу, что П. «подлежит освобождению от наказания» за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 328 УК РФ, в связи с изменением обстановки, учитывая наличие условий, предусмотренных в ст. 80.1 УК РФ, в том числе, и то обстоятельство, что вследствие изменения обстановки П. перестал быть общественно опасным, и постановил обвинительный приговор без назначения наказания1.

Представляется, что разнообразие обстоятельств, рассматриваемых как изменение обстановки, свидетельствует об индивидуализации ответственности на основе оценки личности и обстоятельств содеянного, что обусловливает восстановительные подходы при рассмотрении уголовных дел и постановлении обвинительного приговора без назначения наказания при изменении обстановки. Чаще всего в судебной практике изменение обстановки рассматривается исключительно к обстоятельствам, характеризующим личность виновного [683] [684]. Так, в большинстве судебных решений отдельные данные о личности, или совокупность смягчающих наказание обстоятельств приводятся в качестве обстоятельств, которые рассматриваются судом как изменение обстановки, тогда как они, по обоснованному мнению Е. В. Жоголевой, могут лишь учитываться в совокупности с иными обстоятельствами при принятии решения об освобождении от наказания[685].

В качестве типичного примера этому можно привести уголовное дело в отношении З., осужденного обвинительным приговором без назначения наказания, в котором суд указал: «с учетом личности подсудимого, характеризующегося как по месту жительства, так и по месту работы положительно, имеющего постоянное место жительства и работы, семью, суд находит возможным освободить от наказания без назначения наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК РФ), так как З. впервые совершил преступление средней тяжести и вследствие изменения обстановки перестал быть общественно опасным»1. В данном приговоре вообще не указано, какие именно обстоятельства, в силу которых подсудимый З. перестал быть общественно опасным, учтены судом при принятии решения о неназначении наказания.

Судебная практика иллюстрирует, что в качестве оснований полагать наступившим изменение обстановки, суды учитывают: рождение ребенка[686] [687] [688] [689], увольнение с должно-

_ 3 4 WW W

сти , изъятие предмета преступления , прекращение дальнейшей предпринимательской деятельности[690], длительное примерное поведение после совершения преступления[691], и другие[692]. Например, в отношении В. был постановлен обвинительный приговор без назначения наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов с 1996 г. по 2012 г., которые хранились в металлическом сейфе в доме подсудимого, так как суд пришел к выводу, что с учетом данных о личности подсудимого, характеризующегося положительно, имеющего постоянное место жительства и семью, совершения впервые преступления средней тяжести, вследствие изменения обстановки В. перестал быть общественно опасным[693]. Думается, что в данном приговоре

выводы суда об утрате общественной опасности личности В. и изменении обстановки надлежаще не мотивированы, суд просто перечислил данные о личности подсудимого без взаимосвязи с принятым решением.

В другом случае, при рассмотрении уголовного дела по аналогичному составу преступления, судом было отказано в удовлетворении ходатайства защиты об освобождении от наказания на основании ст. 80.1 УК РФ с краткой формулировкой: «так как в судебном заседании не установлено, что подсудимый и совершенное им преступление вследствие изменения обстановки перестали быть общественно опасными». Судом было установлено, что Ч. незаконно приобрел спортивно-охотничьи винтовочные патроны в 1985 г. и незаконно хранил их до 2016 г. в металлическом сейфе для оружия в своем доме1. Несмотря на то, что были установлены такие сведения, как активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явка с повинной, и другие смягчающие наказание обстоятельства, а срок незаконного хранения был более долгим, нежели в предыдущем приговоре. Представляется, что в случае установления оснований, указанных в ст. 80.1 УК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора не только следует привести установленные обстоятельства при описании преступного деяния, но и подробно изложить, а главное - мотивировать, в чем выразилось изменение обстановки и каким образом оно повлияло на общественную опасность совершенного деяния и личность виновного.

Думается, что отсутствие более детальной регламентации исследуемого основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания и отставание теоретической разработки указанной проблемы от развития законодательства и потребностей практики, влечет отсутствие единства в правоприменительной практике. В связи с чем обоснованно предложение А. Н. Михайлова о закреплении в ст. 302 УПК РФ «положения, разъясняющего, в каких случаях суд выносит обвинительный приговор без назначения наказания, с включением в данный перечень, прежде всего, решения суда о применении такого основания, как изменение обстановки»[694] [695]. Вместе с тем в силу индивидуальных особенностей личности каждого и конкретных обстоятельств уголовно-правового конфликта излишним, если не утопичным, видится необходимость предусмотреть в законе все ситуации, которые могут рассматриваться как изменение обстановки.

Как отмечает Л.М. Карнозова, «восстановительный подход - отнюдь не попустительство и всепрощение», он не исключает, а напротив, «предполагает ответственность виновного, т.к. программы восстановительных практик могут применяться только при признании факта совершения деяния и готовности правонарушителя загладить причиненный вред»1. В этой связи следует отметить, что постановление обвинительного приговора без назначения наказания не всегда сопровождается признанием вины. Например, признание вины может учитываться судом при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания при изменении обстановки и в отношении несовершеннолетнего, но не влияет на принятие такого решения в связи с актом амнистии или в порядке альтернативы применению ст. 64 УК РФ.

Оценка доказательств о личности подсудимого, исследованных в судебном заседании, дается судом в приговоре на основе принципов уголовного судопроизводства с учетом принципов уголовного закона, и происходит в результате внутреннего убеждения судьи. Однако суд при этом руководствуется не только законом и совестью (ст. 17 УПК РФ), но и принимает решение на основе принципов равенства граждан перед законом, справедливости и гуманизма (ст. ст. 4, 6, 7 УК РФ), что определяет нравственную основу постановления обвинительного приговора без назначения наказания. Совесть выступает в качестве морально-этического критерия оценки доказательств, являясь «мерилом нравственности судьи»[696] [697] [698] [699], особенно при решении вопроса о наказании. В этой связи О. Ю. Александрова обоснованно рассматривает совесть как элемент судейского убеждения, который выступает в качестве основы человеческого фактора в состязательном процессе, тогда как пределами судейского усмотрения являются требования, предъ-

4

являемые к приговору .

Л. М. Карнозова полагает, что ощущение вины должно быть конструктивным, а раскаяние и принесение извинения не должно восприниматься как желание избежать наказания[700]. В данном исследовании рассматривалось соотношении вины и виновности в уголовном и уголовно-процессуальном аспекте. Представляется уместным привести понятие вины в психологии, где вина рассматривается как эмоция, с помощью которой проявляется совесть, а переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека. По мнению психологов, вина стимулирует мотивацию восстановления справедливости и появление чувства личной ответственности, формирует потребность в соблюдении общественных норм. «Виноватыми мы можем быть перед кем- то, если считаем, что навредили своими поступками другим людям. Благодаря чувству вины мы можем заслужить прощение, а значит, улучшить ситуацию и отношение» - пишет профессор Е. П. Ильин. По его мнению, способами вины являются раскаяние и искупление: 1) раскаяние - это самоосуждение, сожаление человека о том, что он поступил так, а не иначе. Виновный признает свою вину, сожалеет о содеянном, просит простить его, облегчить душу, снять с нее тяжесть вины; 2) искупление - это снятие с себя вины путем полного признания своей виновности, понесения наказания или свершения положительных поступков. В свою очередь, прощение - это прерогатива того, кому нанесено зло. Прощение, данное пострадавшим, как бы символически уничтожает причиненное зло, делает негативные отношения между двумя сторонами снова позитивными, свободными от обиды или ненависти. Прощению содействуют некоторые условия, существенную роль может сыграть признание преступником своей ответственности, выражение им сожаления, раскаяния. Прощение важно и для того, кто был обижен. Долгое сохранение чувства обиды наносит большой моральный и психологический ущерб ее носителю. Чувство обиды сушит обиженного и вызывает у него желание мести - нанесения ответного зла. Обида провоцирует отвечать на зло злом[701].

Таким образом, следует признать, что восстановительная модель правосудия основана, в том числе, на научных познаниях в области психологии, что позволяет ее реализовать с учетом интересов, как виновного лица, так и жертвы, и государства в целом. Можно констатировать, что российское уголовное правосудие, основанное и исторически развивавшееся на таких нравственных началах как совесть и справедливость, ментально воспринимает восстановительную модель не как чужеродную, а как созвучную назначению уголовного судопроизводства, направленного на защиту прав и законных интересов личности, восстановление нарушенной справедливости.

Баланс процессуальных интересов участников уголовно-правового конфликта может быть достигнут к моменту принятия судом решения и свидетельствовать об изменении обстановки, что выступает в качестве императивного основания для постановления обвинительного приговора без назначения наказания. При изменении обстановки реализуется уголовная ответственность; не предполагается назначение наказания, его отсрочка, освобождение от его отбывания либо исполнение наказания на более позднем сроке; данное основание является безусловным, и не сопряжено с какими-нибудь обязанностями, ограничениями, или испытательными сроками после принятия судом решения; при наличии такого основания не возникает возможность возврата к вопросу назначения наказания в порядке исполнения приговора, так как цели наказания достигнуты. Исходя из предложенной в данном исследовании классификации изменение обстановки является исключительным основанием для постановления обвинительного приговора без назначения наказания, поскольку соответствует отличительным признакам такого вида приговора и иной вид обвинительного приговора в этом случае не может быть постановлен.

Подводя итоги исследования постановления обвинительного приговора без назначения наказания при изменении обстановки, следует отметить, что данное основание традиционно упоминается в научной литературе и активно востребовано практикой. К числу проблем применения данного основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания, можно отнести использование законодателем таких оценочных понятий, как «изменение обстановки», «утрата общественной опасности». В этой связи вполне обоснованно отмечается в юридической литературе о широком судейском усмотрении при применении данного обязательного основания неназначения наказания. Вместе с тем, дискреционные полномочия в этом случае лишь позволяют дифференцировать ответственность в силу индивидуальных особенностей личности виновного и с учетом конкретных обстоятельств уголовно-правового конфликта. Различные обстоятельства, которые рассматриваются в приговоре как изменение обстановки, свидетельствуют об индивидуализации ответственности на основе оценки личности и конкретных обстоятельств содеянного, что обусловливает восстановительные подходы в уголовном правосудии при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания, и поэтому не требуется нормативного закрепления исчерпывающего перечня указанных обстоятельств.

Наличие оснований к осуждению без назначения наказания, в том числе, вследствие изменения обстановки, подтверждается в результате установления в ходе судебного разбирательства такого позитивного поведения подсудимого, которое свидетельствует об утрате или существенном снижении его общественной опасности, либо к моменту постановления приговора существенно изменяется общественная опасность содеянного. Таким образом, обвинительный приговор без назначения наказания является итоговым судебным решением, которым реализуются поощрительные нормы уголовного права. Например, при изменении обстановки, существенно трансформируется общественная опасность деяния или лица, его совершившего, что является обстоятельством, наличие которого обуславливает нецелесообразность применения к виновному наказания. Цели, стоящие перед наказанием, к моменту постановления приговора уже фактически достигнуты или же могут быть реализованы без реального назначения и применения уголовного наказания. Применение восстановительных технологий в ходе производства по делу может способствовать тому, чтобы указанные обстоятельства возникли к моменту принятия итогового судебного решения.

Анализируя основания и порядок постановления обвинительного приговора без назначения наказания в целом, можно сделать обобщающий вывод, что постановление такого приговора влечет наименьшее карательное воздействии к виновному, при этом основания его постановления могут быть разделены на две группы. Критерием может выступать возможность достижения баланса процессуальных интересов участников уголовно-правового конфликта путем проведения восстановительных технологий. В первую группу входят основания, применение которых не зависит от поведения и инициативы подсудимого, и, соответственно исключается необходимость применения восстановительных технологий на этапе до принятия судебного решения (например, амнистия). Точнее, восстановительные технологии могут применяться, но достигнутый результат восстановительных технологий не оказывает влияние на принятие итогового судебного решения по уголовному делу, т. к. не связывается законодателем с поведением личности. Несмотря на то, что эти основания представляют собой менее карательное воздействие, все же в большей степени они соответствуют лишь процессуальным интересам виновного, поскольку акт амнистии, как правило, не включает условий по возмещению вреда. Постановление обвинительного приговора в отсутствие нормативных оснований при восполнении пробела при назначении наказания также влияет на обеспечение баланса процессуальных интересов участников уголовно-правового конфликта.

Во вторую группу оснований относятся такие, которые могут возникать в силу либо инициативы со стороны самого подсудимого, либо их появление возможно в результате применения восстановительных технологий (например, применение восстановительных технологий к несовершеннолетнему подсудимому и изменение обстановки). Именно наличие данных оснований позволяет соблюсти баланс процессуальных интересов всех участников уголовно-правового конфликта: достигается интерес виновного к наиболее благоприятному разрешению уголовного дела с наименьшим репрессивным воздействием; чаще всего достигается интерес потерпевшего, которому заглажен причиненный ущерб или принимаются меры к его заглаживанию; интересам государства соответствует процессуальная и материальная экономия: ускорение производства по уголовному делу и отсутствие необходимости исполнения приговора. Такое решение способствует ресоциализации виновного, что можно отнести к общим интересам всех участников уголовно-правого конфликта.

Подводя итоги исследованию особенностей порядка постановления обвинительного приговора без назначения наказания, следует отметить, что формирование и развитие технологий восстановительного подхода в уголовном правосудии возможно на основе полученных результатов реализации механизмов ювенальной юстиции. Обвинительный приговор без назначения наказания может быть процессуальным решением, завершающим процедуру реализации механизмов восстановительной модели уголовного судопроизводства не только в отношении несовершеннолетних, к которым применяются принудительные меры воспитательного воздействия, но и всех осужденных, и содержать соответствующие реабилитационные программы. В зависимости от возможности достижения баланса процессуальных интересов участников уголовно-правового конфликта путем проведения восстановительных технологий основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания могут быть разделены на две группы: 1) основания, применение которых не зависит от инициативы подсудимого и применения восстановительных технологий (например, амнистия); 2) основания, которые могут возникать либо по инициативе самого подсудимого, либо их появление возможно в результате применения восстановительных технологий (например, применение восстановительных технологий к несовершеннолетнему подсудимому и изменение обстановки). При разработке новых оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, приоритетными для законодателя должны стать основания, входящие во вторую группу, поскольку только в таком случае возможно достижение оптимального баланса процессуальных интересов сторон в уголовном судопроизводстве.

Возможность устранения пробелов в установлении оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания путем разъяснений своей позиции Верховным Судом РФ не является лучшим способом, вместе с тем, следует отметить его эффективность для формирования единообразия судебной практики. На основе предложений о внесении изменений в ряд норм УПК РФ, разработан Проект Федерального закона Российская Федерация «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» и пояснительная записка к нему, а также Проект постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации»[702].

Выводы.

1. С учетом выявленных признаков обвинительного приговора без назначения наказания проанализированы основания постановления итоговых судебных решений (за исключением оснований постановления оправдательного приговора и применения принудительных мер медицинского характера), что позволило выделить основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания. Обоснован тезис о том, что нормативными основаниями постановления обвинительного приговора без назначения наказания являются: 1) изменение обстановки; 2) издание акта амнистии, применение которой не находится в зависимости от определенного вида и размера наказания; 3) применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему при освобождении от наказания без его назначения. Кроме того, на практике имеют место случаи постановления обвинительного приговора без назначения наказания в отсутствие нормативных оснований. К таковым могут быть отнесены случаи постановления обвинительного приговора без назначения наказания в связи с невозможностью назначения в силу положений уголовного закона ни одного из видов наказания, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ (например, если при совершении преступления против военной службы предусмотрены лишь виды наказания, связанные с нею, которые к моменту постановления приговора не могут быть назначены в связи с увольнением с военной службы или по иным причинам утраты подсудимым признаков специального субъекта). В отсутствие нормативных оснований обвинительный приговор без назначения наказания выступает как средство устранения правовых пробелов при невозможности назначения наказания.

2. Разработана и предложена классификация оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, критерием которой является возможность судейского усмотрения при выборе процессуальной формы итогового судебного решения: 1) императивные основания для постановления только обвинительного приговора без назначения наказания (изменение обстановки; издание акта амнистии, применение которой не находится в зависимости от определенного вида и размера наказания) и 2) альтернативные основания, наличие которых может повлечь постановление различных видов процессуальных решений, в том числе, постановление обвинительного приговора без назначения наказания (применение принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетнему при освобождении от наказания без его назначения). Значение данной классификации состоит в том, что она может служить ориентиром для законодателя при разработке новых оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, приоритетными среди которых, по мнению автора, должны быть альтернативные основания. При переходе к восстановительной модели правосудия это позволит расширить возможности выбора судом оптимального процессуального средства для достижения назначения уголовного судопроизводства и снижения карательного воздействия на осужденного.

3. Предложен алгоритм постановления обвинительного приговора, который предполагает, что после рассмотрения вопроса о виновности подсудимого в совершении преступления, суд, в первую очередь, должен рассмотреть вопрос о наличии оснований для постановления обвинительного приговора без назначения наказания (как соответствующей процессуальной формы реализации уголовной ответственности с наименьшим карательным воздействием). И только при отсутствии таких оснований суд может перейти к обсуждению вопроса о том, какое наказание должно быть назначено осужденному и имеются ли основания для его освобождения от отбывания наказания или применения к нему отсрочки наказания.

4. Предлагается содержание части первой ст. 432 УПК РФ выделить в самостоятельную норму «Статья 431.1. Постановление обвинительного приговора без назначения наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия» и включить в нее положение о возможности применения судом принудительных мер воспитательного воздействия обвинительным приговором без назначения наказания. Данное предложение позволит разграничивать применение принудительных мер воспитательного воздействия при наличии схожих условий и отграничить обвинительный приговор без назначения наказания от постановления о применении принудительных мер воспитательного воздействия.

5. Обоснован тезис о том, что различные обстоятельства, которые рассматриваются в конкретном приговоре как изменение обстановки, свидетельствуют об индивидуализации ответственности на основе оценки личности и конкретных обстоятельств содеянного, что обусловливает восстановительные подходы в уголовном правосудии при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания, и поэтому не требуется нормативного закрепления исчерпывающего перечня указанных обстоятельств.

6. Аргументировано, что формирование и развитие технологий восстановительного подхода в уголовном правосудии возможно на основе полученных результатов реализации механизмов ювенальной юстиции. Обвинительный приговор без назначения наказания может быть процессуальным решением, завершающим процедуру реализации механизмов восстановительной модели уголовного судопроизводства не только в отношении несовершеннолетних, к которым применяются принудительные меры воспитательного воздействия, но и всех осужденных, и содержать соответствующие реабилитационные программы. В зависимости от возможности достижения баланса процессуальных интересов участников уголовно-правового конфликта путем проведения восстановительных технологий основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания могут быть разделены на две группы: 1) основания, применение которых не зависит от инициативы (действий) подсудимого и применения восстановительных технологий (например, амнистия); 2) основания, которые могут возникать либо по инициативе (в результате действий) самого подсудимого, либо их появление возможно в результате применения восстановительных технологий (например, применение восстановительных технологий к несовершеннолетнему подсудимому. При разработке новых оснований постановления обвинительного приговора без назначения наказания, приоритетными для законодателя должны стать основания, входящие во вторую группу, поскольку только в таком случае возможно достижение оптимального баланса процессуальных интересов сторон в уголовном судопроизводстве.

<< | >>
Источник: Попова Ирина Павловна. ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ПРИГОВОР БЕЗ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ: СУЩНОСТЬ, ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ПОСТАНОВЛЕНИЯ Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Иркутск - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.3 Особенности постановления обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних и при изменении обстановки:

  1. § 8. Рассмотрение в магистратских судах дел в упрощенном (суммарном) порядке
  2. §2.1. Свобода совести и вероисповедания как объект уголовно-правовой охраны: понятие, его содержание и объем
  3. Оглавление
  4. Введение
  5. 1.2 Возникновение, становление и развитие уголовно-процессуального законодательства, регулирующего постановление обвинительного приговора без назначения наказания
  6. 1.3 Понятие и значение обвинительного приговора без назначения наказания в современном российском уголовном судопроизводстве
  7. 2.1 Основания постановления обвинительного приговора без назначения наказания в российском уголовном судопроизводстве
  8. 2.2 Процессуальный порядок постановления обвинительного приговора без назначения наказания
  9. 2.3 Особенности постановления обвинительного приговора без назначения наказания в отношении несовершеннолетних и при изменении обстановки
  10. Заключение
  11. Список использованных источников и литературы
  12. Приложения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -