<<
>>

Рефлексия

(от лат. reflexio — обращение назад) — это не просто знание или понимание субъектом самого себя, но и выяснение того, как другие знают и понима­ют «рефлексирующего», его личностные особенности, эмоциональные реакции и когнитивные (связанные с познанием) представления.
Когда содержанием этих представлений выступает предмет совместной деятель­ности, развивается особая форма рефлексии — пред­метно-рефлексивные отношения.

Понятие, конкретные формы, классификация и механизмы психологических игр наиболее подробно рассмотрены Э. Берном в рамках его концептуально­го подхода к межличностному взаимодействию. В этих целях им разработан соответствующий понятийный аппарат и методический инструментарий, позволяю­щий анализировать межличностные манипуляции, осуществляемые, в том числе, и бессознательно.

«Игрой, — пишет Э. Берн, — мы называем серию следующих друг за другом скрытых дополнительных тран­сакций с четко определенным и предсказуемым исходом. Она представляет собой повторяющийся набор порой од­нообразных трансакций, внешне выглядящих вполне правдоподобно, но обладающих скрытой мотивацией; короче говоря — это серия ходов, содержащих ловуш­ку, какой-то подвох. Игры отличаются от процедур, ритуалов и времяпрепровождений, на наш взгляд, двумя основными характеристиками: 1) скрытыми мотивами; 2) наличием выигрыша. Процедуры бы­вают успешными, ритуалы — эффективными, а вре­мяпрепровождение выгодным. Но все они по своей сути чистосердечны (не содержат "задней мысли"). Они могут содержать элемент соревнования, но не конфликта, а их исход может быть неожиданным, но никогда— драматическим. Игры, напротив, могут быть нечестными и нередко характеризуются драма­тичным, а не просто захватывающим исходом».

В настоящее время универсальным понятием, от­ражающим механизм скрытого психологического при­нуждения, выступает манипуляция. Данное понятие имеет два основных значения — прямое и перенос­ное, или метафорическое.

Как ни парадоксально, но в последнее время именно переносное значение мани­пуляции становится основным и ведущим содержани­ем этого понятия, привлекающим все большее внима­ние исследователей. В своем переносном значении оно имеет достаточно высокую дифференциацию, т. е. мож­но говорить о системе понятий, для которых в качест­ве родового выступает манипуляция. В систему этих понятий входят: манипулятивное воздействие, психо­логические манипуляции, манипулирование (в том числе манипулирование в политике, манипулирование общественным мнением, общественным сознанием и т. п.), межличностные манипуляции, социально-поли­тические манипуляции личностью и т. д.

Резюмируя эти рассуждения, можно сделать дос­таточно обоснованный вывод о том, что понятие «ма­нипуляция» употребляется в следующих переносных значениях.

Во-первых, как обозначение специфического обще­го подхода к социальному взаимодействию и управле­нию, предполагающего активное использование разно­образных способов и средств скрытого принуждения людей. В этом значении манипуляция, манипулятивный подход, манипулирование заменяет термин «макиа­веллизм» как образ политической деятельности, не пренебрегающей любыми средствами для достижения поставленной цели. Его использование применительно к средствам массовой коммуникации и политическим мероприятиям означает действия, направленные на программирование мнений, устремлений, целей масс и психических состояний населения. Конечная цель таких акций — это контроль над населением, его управ­ляемость.

Во-вторых, термин «манипуляция» используется как обозначение специфического вида психологического воздействия. В этом значении используются также по­нятия «манипулятивное воздействие», «психологиче­ские манипуляции», «манипулирование общественным мнением» и «манипулирование общественным созна­нием», «межличностные манипуляции», «социально-по­литические манипуляции личностью» и т. п.

В-третьих, понятие манипуляции используется для обозначения определенных организационных форм применения тайного принуждения человека и отдель­ных способов или устойчивых сочетаний приемов скрытого психологического воздействия на личность.

Причем можно выделить простые «одноактные» манипуляции или акты манипулятивного воздействия, а также сложные, которые можно условно обозначить как манипулятивные игры.

Иными словами, процесс манипулирования может быть растянут во времени и представлять многошаго­вую поэтапную процедуру оказания манипулятивного воздействия на человека. Он может быть относительно простым, включающим «одноактный» период общения с использованием одного или нескольких приемов ма­нипулятивного воздействия, или структурно достаточно сложным, т. е. включать комплекс (систему) разнообраз­ных манипулятивных приемов, действие которых направ­лено на различные психологические структуры личности и использование различных психологических меха­низмов с поэтапной реализацией этих приемов в опре­деленные периоды времени и в различных ситуациях взаимодействия. Таким образом, сложная манипуляция имеет свои временную, пространственную и организа­ционно-социальную структуры.

Сложные и устойчивые организационные формы тайного принуждения человека, как уже отмечалось, могут обозначаться самостоятельными понятиями, например, такими, как политические игры, психоло­гические операции, манипулятивные информационно-пропагандистские и информационно-рекламные кам­пании и т. д. В данном случае добавление определения «манипулятивный» позволяет хотя бы при анализе отделить недобросовестную рекламу и пропаганду от общественно необходимых форм публичного доведе­ния информации о важных и социально значимых проблемах, идеях, взглядах, товарах и т. п. (например, пропаганда здорового образа жизни, реклама новых технологий и технических новинок и т. д.).

Комплексные технологии тайного принуждения личности в современных условиях. Комплексное ис­пользование различных способов скрытого психологи­ческого принуждения людей в виде системы психоло­гических операций, разнообразных пропагандистских акций и рекламных кампаний выступает как распро­страненное средство политической борьбы не только во внешнеполитической деятельности в условиях меж­дународных конфликтов, но и как присущее внутрипо­литической деятельности. И в этом состоит еще одна его характерная особенность.

Так, например, рассматривая психологическую войну в широком смысле как целенаправленное и пла­номерное использование политическими оппонентами пропаганды и других средств (дипломатических, воен­ных, экономических, политических и т. д.) для прямого или косвенного воздействия на мнения, настроения, чувства и в итоге на поведение противника с целью заставить его действовать в угодных им направлениях, современные российские политологи отмечают, что, будучи компонентом системы политических отношений, психологическая война присутствует в различных из­мерениях этой системы не только как внешняя, но и как внутренняя политика.

Во внутренней политике психологическая война обычно ограничивается пропагандистским противостоянием политических оппонентов, хотя может приобретать в отдельных случаях и более сложный комплексный характер. Внутриполитическими примерами психо­логической войны являются пропагандистские столк­новения в ходе любой избирательной кампании или борьбы за власть.

Здесь психологическая война выступает в качест­ве действий, направленных на ослабление морально­го духа политических оппонентов, на подрыв автори­тета их руководителей, на дискредитацию их действий, в конечном счете, на оказание давления на взгляды отдельных людей и общественное мнение в целом для достижения конкретных целей.

Эволюция организационных форм борьбы за власть развивается от использования явного прямого насилия вплоть до вооруженного (восстания, революции, воен­ные перевороты и т. п.) к технологиям тайного прину­ждения людей (информационно-пропагандистские кам­пании, политические игры, политическое лоббирование и т. п.).

В развитых странах западной демократии и в Рос­сии борьба за власть трансформировалась в инфор­мационно-психологическую борьбу(психологическую войну), основными организационными формами кото­рой выступают психологические операции внутри собственной страны. Переходный период и кризисные условия, в которых находится Россия, сопряжен с множеством издержек в духовной сфере, что в опре­деленной мере усиливает перепитии политической борьбы с широкомасштабным и массовым использова­нием психологических манипуляций, зачастую прида­вая ей излишне драматический характер и высокий уровень социально-психологической напряженности в обществе.

Понятия психологической войны и психологических операций заимствовано из области внешнеполитиче­ских, межгосударственных отношений и военного ис­кусства и перенесено в сферу внутригосударствен­ную — в сферу борьбы за политическую власть внутри страны. Правомерность такого переноса определяется масштабностью и накалом противоборства, высокой значимостью победы для политических оппонентов, подобием организационной и целевой структуры пред­принимаемых действий, аналогичностью (сходством) применяемых методов и средств, действием общих закономерностей информационного воздействия на психику человека и общественную психологию (на индивидуальное, групповое и массовое сознание).

Для того чтобы терминологически выделить и от­личать организационные формы скрытого принужде­ния людей во внутриполитической борьбе от исполь­зуемых во внешнеполитической и военной сферах, где они являются дополнительным составным компонентом военного противоборства и межгосударственного дав­ления и международных конфликтах и кризисных си­туациях, целесообразно использовать для их обозна­чения термин «информационно-психологические операции». Тем более что понятие «информационно-пси­хологические операции» в отличие от «психологических операции» более точно отражает содержание и специ­фику воздействия на население и оппонентов в по­литической борьбе, так как в самом названии под­черкивается роль информации и информационного воздействия на человеческую психологию в этом про­цессе. Вместе с тем, следует отметить, что в последнее время понятие «информационно-психологические опе­рации» используется и для обозначения соответствую­щих комплексных технологий межгосударственного воз­действия в сфере международных отношений.

В психологических операциях, используемых во внешнеполитической и военной сферах, в зависимости от масштабности действий выделяются обычно уровни их организации и проведения. В информационно-пси­хологических операциях, используемых во внутрипо­литической борьбе, также можно выделить несколько уровней: во-первых, федеральный или общероссийский, во-вторых, региональный уровень, и, в-третьих, мест­ный. В наиболее явном виде и рельефной форме осу­ществление информационно-психологических опера­ций проявляется на федеральном уровне.

Для иллюстрации масштабности, планомерности и целенаправленности информационно-психологиче­ских операций в политической борьбе на общероссий­ском уровне воспользуемся моделью функциональной блок-схемы организационной структуры команды по проведению выборной кампании высшего должност­ного лица государства и комментариями к ней, кото­рая разработана А. Цветновым на основе анализа теории и практики управления социально-политиче­скими процессами .

Команда имеет трехуровневое иерархическое по­строение.

Первый уровень — ядро команды, включает в себя координатора, осуществляющего общее ру­ководство; руководителей направлений; помощни­ка координатора и технического работника.

Второй уровень включает в себя специалистов, решающих конкретные (узкие) задачи в рамках оп­ределенного направления.

Третий уровень — это работники, выполняющие текущие задания руководителей направлений и узко­профильных специалистов. Их количество определя­ется конкретным объемом работ.

Кроме того, параллельно с командой, но в тесном взаимодействии работают служба безопасности; фи­нансовая служба; доверенные лица; специалисты раз­личного профиля; независимые эксперты.

Анализ предложенной А. Цветновым схемы и ком­ментариев к ней, публикации других авторов по дан­ной проблеме, позволяют сделать следующие выводы: организационная структура, формируемая для прове­дения избирательной кампании на федеральном уров­не, позволяет функционально обеспечить планирова­ние, разработку и осуществление направленных на население страны и политических оппонентов инфор­мационно-психологических операций для достижения политических целей посредством изменения мнений, чувств и отношений, а в конечном итоге, поведения в процессе выборов; в качестве основной манипулятивной технологии выступает формирование позитивно­го имиджа продвигаемого кандидата (партии, дви­жения) с одновременными действиями по созданию негативного имиджа основного политического оппо­нента (по схеме «антиреклама»); информационно-пси­хологические операции в политической борьбе струк­турно могут быть представлены как состоящие из трех основных компонентов: информационно-рекламной и/ или информационно-пропагандистской деятельности, демонстрационных действий, организационно-практи­ческой деятельности; информационно-пропагандист­ская (информационно-рекламная) деятельность осу­ществляется в виде кампаний, акций и отдельных мероприятий с использованием средств массовой коммуникации, а также прямых контактов с различ­ными аудиториями с применением соответствующих приемов и эффектов воздействия на психику людей (например, использование технологии формирования и распространения слухов и т.п.); демонстрационные действия представляют собой акции и мероприятия, основное отличие которых от реальных практических действий заключается в ориентации в первую очередь не на их результат, а на использование как средства психологического воздействия на людей. В качестве таких действий могут выступать, например, угроза применения каких-либо санкций и мер по отношению к конкретным лицам или организациям; проведение благотворительных акций в период предвыборной борьбы; выдвижение и принятие значимых социаль­ных программ (например, по экологической безопас­ности, защите товаропроизводителей, малоимущих и т. п.) и др.

Признаками отличия демонстрационных действии от реальных практических дел выступают их приуро­ченность к выборам, сопровождение эффектной рек­ламной кампанией, а также зачастую отсроченностью планируемых основных (конечных) результатов и со­циально-значимых последствий на послевыборный период; организационно-практическая деятельность реализуется в виде мероприятий и акций обеспечи­вающего характера, которые направлены на оказание психологического воздействия на определенных лиц и группы людей или создание условий, повышающих его эффективность и информационно-психологических операций в целом или отдельных акций, ее составляю­щих.

В структуре этой деятельности возможно выделить три основные группы организационно-практических действий. Во-первых, действия, направленные на ор­ганизационное, финансовое, материально-техническое и иное обеспечение информационно-пропагандист­ских (информационно-рекламных) акций с использо­ванием средств массовой коммуникации. Во-вторых, направленные на обеспечение демонстрационных действий, различных акций поддержки, митингов, демонстраций, собраний, встреч и т. п. В-третьих, дей­ствия по проведению различных переговоров, при­влечению влиятельных сторонников, организации финансовой и иной поддержки, проведению выгод­ных решений в органах исполнительной и законо­дательной власти на различных уровнях и т. п. Основные организационные формы таких действий современные политологи обозначают как политические игры и лоб­бирование.

Политические игры — это метафорическое на­именование политического маневрирования, интриг, закулисных сговоров, сделок, скрытых замыслов за фасадом внешне безупречных политических отноше­ний. Кроме этого могут применяться некоторые не­ординарные способы и средства как на «грани зако­на», так и противоправные, которые мы в нашей работе по вполне понятным причинам не рассматри­ваем. Такого рода действия, как правило, тщательно скрываются и не афишируются, но, как показывают наблюдение и анализ опыта политической борьбы в современной России, признаки ведения такого рода действий довольно часто присутствуют в процессе проведения некоторых избирательных кампании. Это, например, шантаж, угрозы физического или эконо­мического воздействий, проводимые как в отношении оппонентов, так и в отношении сторонников. Могут осуществляться специально разработанные кри­зисные операции с использованием способов и средств, указанных в предыдущей главе, при описа­нии сущности кризисных технологий, применяемых в экономической конкуренции.

<< | >>
Источник: Материалы к курсу «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ». 2016

Еще по теме Рефлексия:

  1. Значение рефлексии в жизнедеятельности психолога
  2. Особенности рефлексии над обоснованностью научного знания
  3. 21. Философия и наука. Роль философии как рефлексии над основаниями культуры.
  4. ВОЗМОЖНА ЛИ ЧУВСТВЕННАЯ РЕФЛЕКСИЯ?
  5. РЕФЛЕКСИЯ В НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БУДУЩИХ УЧИТЕЛЕЙ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА
  6. РЕФЛЕКСИЯ И САМОРЕФЛЕКСИЯ, УПРАВЛЕНИЕ И САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК ЦЕННОСТНЫЕ ФУНКЦИИ В ДВУЗНАЧНОЙ АЛГЕБРЕ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА
  7. К ПРОБЛЕМЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ УЧИТЕЛЕЙ НАЧАЛЬНЫХ КЛАССОВ
  8. ЦИКЛ «РЕФЛЕКСИЯ - САМООРГАНИЗАЦИЯ» КАК ИНСТРУМЕНТ РАЗРЕШЕНИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В ОРГАНИЗАЦИИ
  9. ПРОДУКТИВНЫЕ СБЛИЖЕНИЯ УЧЕНИЙ О РЕФЛЕКСИИ: КОСМИЧЕСКИЙ СУБЪЕКТ ЛЕФЕВРА И ИНДИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ
  10. ОСОБЕННОСТИ РЕФЛЕКСИИ В СОЦИАЛИЗАЦИИ ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА
  11. РЕФЛЕКСИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ СУБЪЕКТА
  12. ИНТУИТИВНАЯ РЕФЛЕКСИЯ ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА
  13. РЕФЛЕКСИЯ НАУЧНО-КОММУНИКАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  14. МЕНТАЛЬНАЯ ДЕТЕРМИНИРОВАННОСТЬ РЕФЛЕКСИИ
  15. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОММУНИКАТИВНОГО ТИПА РЕФЛЕКСИИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ МЕНЕДЖЕРОВ
  16. ПРОБЛЕМА РЕФЛЕКСИИ В КОНТЕКСТЕ ЕЕ ПРЕДМЕТА И СОДЕРЖАНИЯ
  17. КАПИТАЛИЗМ И РЕФЛЕКСИЯ: К ПРОБЛЕМЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ЗНАНИЯ
  18. СТРАТЕГИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ: ПРОГНОЗ И ОПТИМИЗАЦИЯ ПОВЕДЕНИЯ АГЕНТОВ В ЗАДАЧЕ О ДИФФУЗНОЙ БОМБЕ
- Акмеология - Введение в профессию - Введение в профессию психолога - Военная психология и педагогика - Возрастная психология - Гендерная психология - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Матметоды в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Общая психология - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология здоровья - Психология личности - Психология общения - Психология рекламы - Психология религии - Психология спорта - Психология стресса - Психология суицида - Психология творчества - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Сексология - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экологическая психология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -