<<
>>

1.3. Глобализационные проекты политико-правовой трансформации гражданского общества

России предстоит формировать гражданское общество как разветв­ленную сеть, независимых от государства общественных отношений и ин­ститутов, действующих на основе выработанной общепринятой граждан­ской программы и выражающих волю и защищающих ценностные ориен­тации и интересы граждан.

Гражданское общество в любой стране формируется под воздейст­вием большого количества факторов, на пересечении различных социо­культурных традиций.

Наиболее важным при определении актуального состояния граждан­ского общества и перспектив его становления в России представляется анализ потенциала его институциональных структур; «диагностика» ста­туса субъектов, их деятельностного потенциала (ценностных ориентации, убеждений, поведенческих установок) и определение возможностей ре­ального воздействия на институциональные структуры; выявление воз­можных вариантов и результатов взаимодействия («слияния») субъектов и структур в различных видах социальных практик.

Еще в античности Платон создал модель идеального государства, основанного на справедливости. Его проект был первым, где так очевидно проявилось стремление изменить естественный ход развития общества, придать ему «правильную» справедливую форму, которую можно дос­тичь, если управлять на основе регламентации и подчинения всех и вся го­сударству и закону[2].

Интерес к разработке конструкций общественного устройства на этом не закончился. Он получил свое дальнейшее развитие: от романов-утопий до политических программ правого и левого толка. Если первые модели носили в большей степени умозрительный характер, подчинялись субъективным пристрастиям авторов, то в последующем все чаще стали появляться их научные обоснования, обращение к практике.

В настоящее время невозможно представить проекты будущего без политических пристрастий. Наибольший интерес до сих пор привлекают программы цивилизационного и либерального направлений.

Искать объяснение этому феномену надо не только, как чаще всего делается, в объективных предпосылках, но и в природе самого человека, стремящегося к предсказуемости событий, желающего получить в труд­ную минуту не только духовную поддержку, но и материальную гаран­тированную помощь, обеспечить которую по плечу, прежде всего госу­дарству.

Чтобы понять, почему для решения этой задачи, исследователи и «конструкторы» социальных моделей считают необходимым применить тот или иной способ преобразований как наиболее оптимальный, надо ис­ходить из того, что они по-разному смотрят и воспринимают окружающий

48

их мир .

до

Ашин Г.К., Лозанский Э.Д., Кравченко С.А. Социология политики. Сравнительный анализ российских и американских политических реалий. М., 2001. С. 193.

Следствием этого принципа является то, что для либеральных мыс­лителей «успех», «соревнование», «способности», «результат», то есть сумма личных качеств и инициатив всегда предпочтительнее волюнтари­стского планирования правящей элиты.

Известный ученый Ф. Хайек считает, что все доктрины обществен­ного устройства можно свести к научным спорам о хаосе и порядке. Есть лишь два фактора, объясняющие общественные отношения - Kosmos, где отношения сложились естественным (непроизводственным) путем и поря­док, сопровождающийся регламентирующейся деятельностью государст­ва, который он называет Taxis[3]. Первый лежит в основе либерализма, вто­рой - социализма. Там, где есть порядок, утверждают либералы, не может быть свободы личности, нормальных условий для ее самовыражения. Са­ма мысль о том, что государственная бюрократия технически способна накопить достаточное количество информации и направить в нужное рус­ло, абсурдна.

Этой платформе оппонируют социальные программы. Хаос не может дать каждой личности возможность реализовать себя. Не все индивиды могут достичь материального благополучия без социальной поддержки.

В XVIII-XIX в.в.

основной проблемой было понять, каким образом порядок может подчинить себе беспорядок, частные интересы и агрессив­ность. В научной мысли утвердилось представление, что общество спо­собно применять универсальные принципы Разума ко всем особенным си­туациям. В XX веке появилась целое концептуальное направление, утвер­ждающее, что только свободное и открытое общество способно породить совершенный и абсолютный порядок, осуществляемый государством.

Отождествление общества с государством объяснялось тем, что по­следнее играло существенную роль в интеграции: первые национальные государства сначала были гарантами социального мира и свободного раз­вития личности. Разъясняя истоки современных теорий и дискуссий, со­циолог А. Турен считает, что «хорошее общество» не было сразу чисто гражданским, оно представляло еще смесь общественной интеграции и исторического прогресса[4]. Оно не разделяло между собой государства, главного агента исторических трансформаций и гражданского общества, то есть систему общественных отношений. Вследствие этого социальные модели строились не столько на ценностях модернизации, сколько дея­тельности государства.

Сегодня государство стало «активной» властью, оно не ограничива­ется ролью «юриста», но претендует на роль «экономиста». Однако в об­ществе нарастает тенденция плюрализации интересов. Уже одна из самых многочисленных партий в прошлом - социалистическая не может утвер­ждать, что защищает интересы рабочего класса, поскольку он не сущест­вует в монолитном классическом виде. Растет число групп по интересам. Вследствие подобных процессов государству все сложнее становится вы­ражать общие интересы. Складывается парадоксальная ситуация: общест­во не может нормально функционировать без руководящего начала, но бюрократизация государственной системы, ведущая к излишней регла­ментации общества, требует ограничить степень его вмешательства.

Все чаще теперь в программных документах правых и левых о прин­ципах общественного устройства вопрос ставится так: не хаос или поря­док, а хаос и порядок[5].

Суперактуальной становится решение задачи, ка­кими должны быть механизмы, поддерживающие порядок в хаосе, и во­обще каковы границы хаоса. Самое важное, это то, что и правые, и левые понимают, пускать на «самотек» социальные процессы нельзя, даже ры­ночные отношения надо конструировать и защищать. Спор о хаосе и по­рядке получил свое развитие в теориях социального этатизма и социаль­ной рыночной экономики.

О сложности поставленной задачи говорит тот факт, что пытаются синтезировать на первый взгляд несопоставимые понятия «социальное» и «рыночное», с одной стороны, а с другой объединяющее начало, идущее от государства и стихийное, рыночное.

Если в этатистских концепциях узким местом являются перераспре­делительные функции государства и усиление его влияния на все соци­альные сферы, то не менее сомнительным представляется решение про­блемы честного распределения властных позиций в теории социальной рыночной экономики (последняя все социальные беды объясняет отсутст­вием честных правил игры в рыночной конкуренции из-за «сращивания бизнеса и власти»).

Априори предполагается, что все заинтересованные стороны будут вести себя честно и благородно, что условия действий будут для всех еди­ными.

Надо не забывать, что обе теории предлагают «конструировать» об­щественные отношения. На деле это выражается в попытке, если можно так выразиться, разделаться с традициями, то есть естественным ходом развития, заменив их рационально созданной системой морали, притяга­тельность которой заключается в том, что обещанные результаты отвеча­ют инстинктивным влечениям человека.

Итак, если в XX век человечество вошло с революциями, то в XXI -с пониманием необходимости разработки и внедрения социальных моде­лей, которые помогут избегать острых социальных конфликтов. Сохраняя хаос и свободу, «конструкторы» оставляют возможность для «творческо­го» саморазвития общества.

С другой стороны, не отказываясь от регулирующих функций госу­дарства, прежде всего в социальной сфере, они берут под защиту рядовых граждан, предоставляя им возможности для реализации своих способно­стей.

Ясно, что сегодня больше вопросов, чем ответов, как это и было все­гда, но главное, чтобы общество по-прежнему стремилось подняться над самим собой, сохранило желание достигнуть своих извечных идеалов: свободы, равенства и справедливости.

При рассмотрении процессов становления гражданского общества важно учитывать то обстоятельство, что действия субъектов не только объективно детерминированы внешней средой, но и далеко не во всех случаях являются рационально мотивированными.

Принимая во внимание ту роль, которую в действиях субъектов игра­ет сознательная мотивация, следует признать, что гражданское общество при благоприятных условиях может быть продуктом практического осуще­ствления какого-либо заранее продуманного проекта.

Многообразие глобализационных проектов политико-правовой трансформации гражданского общества концентрируется на четырех аль­тернативных направлениях, позволяющих адекватно оценить основные векторы взаимоотношений между транснациональными структурами и ин­ститутами гражданского общества.

В «опозиционистских» проектах (К. Поппер) обосновывается буду­щая безальтернативность жесткого противостояния между открытым и за­крытым обществом.

Открытое общество - введенное К. Поппером понятие для обозначе­ния непрерывно реформирующегося демократического общества, в котором действия властей реально ограничены правом народа смещать их без крово­пролития. Общество, организованное на основе авторитарно установленных неизменных норм К. Поппер называет «закрытым» .

Открытое общество - введенное К. Поппером понятие для обозначе­ния непрерывно реформирующегося демократического общества, в котором действия властей должны быть реально ограничены правом народа смещать их без кровопролития. Общество, организованное на основе авторитарно ус­тановленных неизменных норм К. Поппер называет «закрытым».

К. Поппер доказывает, что более благоприятного периода в истории, когда бы сильное руководство в лице Соединенных Штатов и других госу­дарств, мыслящих в том же духе, смогло бы осуществить идеалы открытого общества, еще не было.

Имея четкое представление цели, они могли бы на­чать создавать новое открытое мировое сообщество, способное стабилизиро­вать систему мировой экономики и поддержать универсальные человеческие ценности.

Предпосылки формирования проекта открытого гражданского обще­ства находятся в самой динамике общественных отношений. Историче­ский опыт показывает, что стремление человечества к усовершенствова­нию общественного устройства неистребимо. Люди всегда были недо­вольны своим положением в обществе и тем, как оно оценивало их личные качества и труд. Отсюда желание изменить этот мир, создать другой, где все будут счастливы.

При первом знакомстве с концепцией открытого общества обра­щает на себя внимание два его ключевых понятия: закрытое общество и от-

Поппер К. Открытое общество и его враги. М., 1992. Т. 1. С. 123-128.

крытое общество . В тот исторический момент открытому обществу дейст­вительно противостояли тоталитарные режимы в форме фашистского и ком­мунистического закрытых обществ.

Однако сегодня авторитарные режимы уже не представляют прямой угрозы открытому обществу. Но появилось понимание новой опасности, ис­ходящей из самой сущности открытого общества - рыночной экономики. По мнению Дж. Сороса, она следует из неверной трактовки механизма работы рынков и исходит от рыночного фундаментализма, идеологию которого он рассматривает как простое искажение идеи открытого общества.

Под рыночным фундаментализмом Дж. Сорос понимает убеждение в том, что рынки являются саморегулирующимися, а мировая экономика мо­жет процветать без вмешательства мирового сообщества, что общественный интерес удовлетворяется наилучшим образом путем предоставления всем возможности удовлетворять собственные интересы, а попытки защитить об­щественный интерес путем принятия коллективных решений нарушают ры­ночный механизм.

Однако Дж. Сорос считает, что именно рыночный фундаментализм сделал систему мирового капитализма ненадежной, и такое положение дел возникло сравнительно недавно. Оно означает, что близким к равновесию условиям открытого общества угрожают с обеих сторон: открытое обще­ство ненадежно пристроилось между статическим неравновесием закры­того общества и динамическим неравновесием идеального переходного общества.

Таким образом, «ревизионистские» проекты (Дж. Сорос) актуали­зируют опасность нового вызова, исходящего из самой сущности граждан-

Поппер К. Открытое общество и его враги: в 2-х томах. М., 1992.

С. 65.

ского общества - рыночного фундаментализма и ориентируют на переоцен­ку исходных ценностей.

Проблему нравственности в качестве главной проблемы современно­сти поставил создатель Римского клуба А. Печчеи. По его мнению, решение всех проблем в «изменении самого человека, его внутренней сущности». А «новый гуманизм» определяется чувством глобальности, любовью к спра­ведливости и нетерпимостью к насилию[6].

Подобные задачи, связанные с гуманизацией мирового сообщества, т.е. с утверждением нравственных ценностей на национальном и международ­ном уровнях должны реализовывать международные структуры. Дж. Сорос утверждает, что современному капиталистическому обществу грозит опас­ность, которая в большей мере исходит не от тоталитарных режимов, а от недостатка общественных ценностей. От того, что люди не хотят сдерживать свои корыстные эгоистические интересы во имя общечеловеческих ценно­стей. В качестве идеала Дж. Сорос выдвигает концепцию открытого общест­ва - «общества, открытого к совершенствованию». Но концепция открытого общества действенна лишь тогда, когда люди в нее верят.

В этом проявляет себя принцип рефлексивности - введенное Дж. Со­росом понятие для обозначения двусторонней связи между текущими ожи­даниями людей и будущими событиями. А поскольку в отсутствие твердых знаний рефлексивность является одной из ведущих движущих сил в разви­тии общества, постольку главная задача мирового открытого сообщества -это формирование у народов таких ожиданий, которые, в конечном счете,приведут и к нравственному прогрессу, и к сохранению общества, и к един­ству всех людей[7].

Идеи гуманизма имеют глубокие корни, связанные с мессианскими на­деждами людей на установление справедливого социального порядка и при­ходом мессии. «Его истоки, отмечается в «Гуманистическом манифесте 2000», восходят к философии и поэзии древних Греции и Рима. Художники и писатели, ученые и мыслители, разделявшие гуманистические взгляды, определяли лицо современности в течение более чем половины последнего тысячелетия»[8].

Современное западное общество Дж. Сорос называет переходным об­ществом в том смысле, что это еще не совсем открытое общество. Своеко­рыстные рыночные интересы индивидов преобладают здесь над обществен­ными ценностями. Они проникают в такие области социальной и личной жизни, которые раньше руководствовались более высокими мотивами. От­сутствие моральных норм, выражающих заботу о других, делает переходное общество нестабильным и менее справедливым.

В итоге критика системы мирового капитализма как переходного об­щества основывается у Дж. Сороса на двух моментах. Один из них касается недостатков рыночных механизмов, связанных в основном с неустойчиво­стью финансовых рынков. Другой момент связан с недостатками той сферы человеческой жизни, которая к экономике не относится. Это и несостоятель­ность политики, и отсутствие нравственных ценностей, которые ранее при­знавались индивидами. И то, и другое имеет место на международном и на­циональном уровнях.

Причем несовершенства рыночного механизма бледнеют по сравне­нию с недостатками во всех остальных сферах общественной жизни, касаю­щихся коллективных интересов общества. Находятся люди, которые все сво­дят к денежным ценностям и ставят под сомнение существование коллек­тивных интересов как таковых. Они утверждают, что общество состоит из отдельных людей, интересы которых находят наилучшее выражение через рыночные механизмы.

Как господствующая идеология, рыночный фундаментализм превра­щает корысть и эгоизм в моральный принцип и ставит измеряемый деньгами успех выше подлинных ценностей, таких как честность, порядочность. Вся общественная деятельность людей и все их межличностные отношения в со­ответствии с рыночным фундаментализмом должны рассматриваться как де-

57

ловые и сводиться к общему знаменателю - деньгам .

На наш взгляд, рыночный фундаментализм - это естественное выра­жение буржуазных общественных отношений. Он позволяет рыночному ме­ханизму и эгоистическому мотиву получения прибыли захватить все сферы деятельности. По инерции, а также из-за отсутствия адекватного религиозно­го или секулярного воспитания, он проникает даже туда, где традиционно ему не было или не должно быть места. Тогда как все то, что Дж. Сорос свя­зывает с концепцией открытого общества как социального идеала, является новым этапом, т.е. следующей ступенью в закономерном развитии рыноч­ных отношений.

57 Сорос Дж. Кризис мирового капитализма. М., 2003. С. 126.

Согласно этому проекту идеология рыночного фундаментализма обед­няет, деморализует и разрушает общество. Но она стала настолько мощной и влиятельной силой, что отметает любые попытки противостоять ей. И, если рыночным силам предоставить полную власть, пусть даже в чисто экономи­ческих и финансовых вопросах, то в конечном итоге это может привести к падению мировой системы капитализма - это самый важный вывод, который делает Дж. Сорос.

Опасность исходит от идеологии рыночного фундаментализма, которая стремится ввести главенство рыночных ценностей над политическими, обще­ственными и индивидуальными ценностями. Эта идеология ошибочна, по­скольку нужен правильный баланс между рынком и нерыночным сектором. «В обоих случаях нами руководит своекорыстие, - но в случае коллективного принятия решений мы должны ставить общие интересы выше эгоистических, даже если другие участники рынка не способны это сделать. Это - единствен­ный способ обеспечить преобладание общих интересов»[9].

Отвергая объективность социального знания, и К. Поппер, и Дж. Со­рос, тем не менее, придают большое значение выбору точек зрения. К. Поп­пер, например, считает, что в теоретической науке законы представляют собой точки зрения, с которых эти наблюдения ведутся. Подобно естест­венным наукам, «не бывает истории без точек зрения», если она не хочет, чтобы ее затопил поток ненужного и бессвязного материала. По этой при­чине К. Поппер предлагает «сознательно ввести в историю точку зрения, т.е. писать ту историю, которая нас интересует»[10].

Стремясь к объективности, многие представители исторической науки пытаются избегать любой точки зрения, продолжает свою мысль К. Поппер, «и поскольку это невозможно, то обычно неосознанно они за­нимают ту или иную точку зрения. Тут их объективности приходит ко­нец, ибо вряд ли можно критически относиться к собственной точке зре­ния и понимать ее ограниченность, вообще не зная о том, что она суще­ствует. Эта дилемма разрешается, если мы сознательно принимаем точку зрения, формулируем ее и всегда помним, что это лишь одна из множест­ва точек зрения и, сколько ни поднимай ее до уровня теории, проверке она не поддается»[11].

Парадоксально, но, развивая эту мысль до ее логического предела, можно обосновать идейную платформу принципиально нового проекта мультилокализма, суть которого состоит в аксиоматическом признании на­личия различных направлений саморазвития гражданского общества, пред­ставленных в своих локальных, зачастую атипичных, зачастую прямо отри­цающих друг друга вариантах.

На любом этапе общественного развития максимальное достижение успеха связано с использованием именно той формы меновых отношений, которая обусловила стабильность именно этого этапа истории.

И нет ничего удивительного в том, что переходное общество, по пре­имуществу, использует рыночные ценности. Достоинство переходного об­щества как раз и состоит в том, что оно отказалось от норм тиранического и крепостнического времени и перешло к буржуазным, рыночным отношени­ям, хотя оно и не созрело для более высоких, мессианских отношений.

В этой связи все существующие варианты общественного устройства, в том числе и современное западное общество, находятся на переходной ста­дии развития, которая определяет движение от установочных отношений прошлого к аллоритарным отношениям будущего.

Переходной период - это закономерная фаза в развитии общества, в развитии его ценностей и общественных отношений. Но люди должны знать, что общество развивается, и оно не должно стоять на месте. И всегда были и будут люди, готовые защищать высшие ценности. Поэтому самой большой задачей нашего времени, является выработка ряда локальных, альтернатив­ных ценностей, которые могут быть предложены локальным ареалам миро­вого сообщества, находящимся в большей части в переходном состоянии.

Доминируя в качестве рыночных отношений, буржуазная форма обме­на сформировала современный, не очень уютный капиталистический мир. Сегодня нет общепризнанной глобальной идеологии: речь идет о двух кон­курирующих направлениях. Одно из них имеет в виду однополярную глоба­лизацию и связано с идеологией нового мирового порядка, возникшего под эгидой США. Оставшись единственной сверхдержавой, Соединенные Шта­ты не желают подчиняться какому-либо международному органу и стремят­ся поставить и уже ставят под свой контроль мировое развитие менее разви­тых цивилизаций.

Другое направление связано с интересами остальных стран мира и со­ответствует идее многополярной глобализации. Оба эти проекта обретают сегодня свои зримые очертания и свои концепции. Создаются структуры и международные фонды, поддерживающие ту или иную ориентацию, направ­ленную на отстаивание своих национальных интересов. Но, в сущности, ме­жду ними нет никакой разницы, поскольку обе доктрины смотрят на мир с позиции силы и своих сугубо эгоистических государственных интересов.

В этой связи можно выделить новое - сервилистское направление гло­бализации, которое обусловлено идеей «открытого общества», основным пунктом которой является построение мировой политической системы на основе общечеловеческих ценностей.

Сервелистские проекты в качестве необходимых условий жизне­деятельности гражданского общества предполагают утверждение сильной государственной власти, активно стимулирующей дефрагментацию инсти­тутов гражданского общества.

Проявлением влияния трансформационного процесса на процесс становления гражданского общества следует назвать особую роль госу­дарства, точнее, его высшего политического руководства и высшего слоя бюрократии. Именно от их позиции, как показывает практика, в огромной степени зависит качество формирующегося гражданского общества, а также его дальнейшие перспективы.

Именно государство создает правовые и институциональные пред­посылки гражданского общества - и особенно велика его роль в этом пла­не именно в условиях трансформации. Многое будет зависеть от готовно­сти государства к конструктивному сотрудничеству с гражданским обще­ством, к оказанию ему конкретной помощи.

Важно подчеркнуть главное: мир «малого социума» вряд ли сдаст уже завоеванные позиции, а государству нет никакого смысла пытаться обратить вспять естественный процесс возрождения гражданского обще­ства - для этого просто нет сколько-нибудь серьезных причин. Остается, следовательно, одно - договариваться о «зонах ответственности», нахо­дить компромиссы и двигаться к цивилизованному партнерству.

Концепцию сервилисткого общества можно охарактеризовать как еще один альтернативный ответ процессу глобализации. Ее основная особен­ность не только в нахождении общего мировоззренческого центра, обуслов­ленного гуманистическими идеалами, но и в том, что остается место для множества других центров, связанных с интересами отдельных стран.

С этой позиции суверенитет государств должен быть высшей ценно­стью, которая призвана устранить несоответствие между развитием миро­вой экономики и развитием ее политической системы. Отдавая приоритет национально-ориентированным и этатистским ценностям, сервилистская идеология стремится избежать противоречий между интересами отдельных цивилизаций и культур, интересами мировых и национальных религий, ин­тересами групп или частных лиц.

Эта концепция направлена не только на решение острейших гло­бальных проблем, но, прежде всего, на осмысление проблемы взаимопони­мания между людьми и народами. Именно эта проблема является в цепи ми­ровых проблем тем звеном, ухватившись за которое, можно вытащить всю цепь.

При этом сопротивление этой концепции исходит от многих стран, но наибольшее - от Соединенных Штатов Америки. Оставшись единственной сверхдержавой, она не желает подчиняться какому-либо международному органу[12].

Учитывая низкий уровень гражданской культуры населения и сопро­тивление бюрократии, можно предположить, что процесс апробации лю­бого проекта формирования гражданского общества в России будет весьма длительным и во многом болезненным.

Необходимыми условиями жизнедеятельности гражданского обще­ства являются:

- обладание каждым его членом конкретной собственностью или участие его в обладании собственностью, право использовать ее и распо­ряжаться ею по своему усмотрению. Наличие собственности выступает основополагающим условием жизнедеятельности гражданского общества, базисным, фундаментальным условием свободы личности. Так, процесс приватизации приведет к созданию независимых от государства самоорга­низующихся структур малого и среднего бизнеса. Это образует фунда­мент, на котором будет стоять здание гражданского общества;

- наличие в обществе развитой и богатой социальной структуры, от­ражающей разнообразие интересов различных групп и слоев. При слабой или «размытой» социальной структуре инвалид связан с государством на­прямую, а это существенно ограничивает возможности реализации его личных прав и свобод. Жизнь подтвердила, что бедность, неразвитость социальной структуры всегда являлись питательной средой для диктатор­ских режимов. Социальная база гражданского общества - это так назы­ваемый средний слой (средний класс). Он включает научный и инженер­но-технический, управленческий и административный персонал (не зани­мающих высших административных постов); работающая по найму ин­теллигенция; городские и сельские мелкие собственники (фермеры); рабо­чие высокой квалификации и некоторые работники сферы обслуживания. В развитых странах Европы средний слой составляет 60-70 % населения. Он характеризуется высоким жизненным уровнем и благополучием. Именно средний слой обеспечивает не только научный и технический прогресс, но и придаст устойчивость обществу в экономическом и поли-тическом отношениях' ;

- достаточно высокий уровень развития самой личности, ее внут­ренней свободы, умение включаться в тот или иной институт гражданско­го общества. Нужен определенный уровень гражданской культуры насе­ления. Без этого часть населения окажется неспособной принять ценности гражданского общества, не поймет необходимости его становления и раз­вития.

Гражданское общество является самоорганизующейся и саморазви­вающейся системой. Однако оно развивается гораздо успешнее, когда для этого создаются благоприятные условия. В значительной мере их создаст само общество, через государство или вопреки ему. Через государство -принятием необходимых законов, формированием демократических госу­дарственных структур, строгим соблюдением государством общепринятых демократических норм и процедур. Для формирования гражданского об­щества, как показывает практика, необходима сильная государственная власть. В большинстве европейских стран гражданское общество возникло

<< | >>
Источник: Выпряжкина Жанна Николаевна. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ. 2015

Еще по теме 1.3. Глобализационные проекты политико-правовой трансформации гражданского общества:

  1. 26 Гражданское общество: понятие, признаки
  2. 63. Гражданское общество и государство.
  3. 16. Особенности политико-правовой мысли средневековья и ее основные направления.
  4. Гражданское общество и государство
  5. 20 Исторические типы и формы государства. Правовое государство и гражданское общество
  6. §1.2. Проблемы формирования гражданского общества в современной России как условие эффективного взаимодействия органов внутренних дел с общественностью в охране общественного порядка
  7. Выпряжкина Жанна Николаевна. ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ, 2015
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Глава 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ПРАВОВОГО АНАЛИЗА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  11. 1.1. Генезис институтов гражданского общества и перспективы их политико-правового развития
  12. 1.2. Структурно-институциональный дизайн гражданского общества: системный анализ
  13. 1.3. Глобализационные проекты политико-правовой трансформации гражданского общества
  14. Глава 2. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ ТРАНЗИТ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  15. 2. Западноевропейский опыт правовой институционализации гражданского общества: конфликтогенные основания
  16. 2.2. Политико-правовые формы регионализации гражданского общества на постсоветском пространстве
  17. 2.3. Российская национально-государственная идентичность: перспективы взаимодействия властных структур и институтов гражданского общества
  18. 30. Гражданское общество: понятие, генезис.
  19. 82.Гражданское общество: понятие, сущность, теория и практика функционирования.
  20. §2. Функции институтов гражданского общества в сфере противодействия наркотизации населения в Республике Таджикистан