<<
>>

Роль и место элементов организационной структуры корпорации в формировании антикоррупционных правовых механизмов.

В настоящее время в нефинансовой сфере российской экономики под влиянием мировых тенденций повышения прозрачности и добропорядочности ведения дел сложилась определенная практика внедрения в управленческие процессы антикоррупционных технологий, которая отражает не только рост внимания самих коммерческих корпораций к проблемам коррупции, но и их нацеленность на удовлетворение соответствующих ожиданий контрагентов, инвесторов, публичных органов и других заинтересованных сторон.

Результаты анализа основных тенденций данной практики позволяют констати - ровать схожесть организационных принципов частных методик по предупреждению коррупции в негосударственной сфере с обозначенными в законодательстве Российской Федерации элементами противодействия коррупции. В то же время ряд однородных по целям и объекту антикоррупционного воздействия механизмов управления в корпорациях организационно и понятий- но принято относить к средствам достижения различных показателей, стандартов деятельности, а также к внутренним контрольным мероприятиям, корпоративным или финансовым расследованиям и другим методам управления.

Полученные в ходе работы выводы свидетельствуют о необходимости изучения в качестве приоритетного направления развития юридического содержания нормативных правовых актов Российской о противодействии коррупции - методов совершенствования правового обеспечения антикоррупционных механизмов, присутствующих в практике деятельности корпораций нефинансовой сферы российской экономики. Стоит отметить, что подобная логика согласуется с принципами Конвенции ООН против коррупции, кото - рая указывает государствам-участникам на «содействие разработке стандартов и процедур, предназначенных для обеспечения добросовестности в работе соответствующих частных организаций, включая кодексы поведения для правильного, добросовестного и надлежащего осуществления деятельности предпринимателями и представителями всех соответствующих профессий и предупреждения возникновения коллизии интересов, а также для поощрения использования добросовестной коммерческой практики в отношениях между коммерческими предприятиями и в договорных отношениях между ними и государством»[132].

Вместе с тем подобное изучение требует выделения в системе управления организации правовых антикоррупционных механизмов, что с учетом специфики правового регулирования нефинансовой сферы российской экономики, а также рассмотренных в работе методологических аспектов весьма затруднительно и в большинстве случаев имеет субъективный характер. Проведенный анализ научных трудов по данной теме не позволил выявить четкие признаки указанных механизмов, а также единые подходы к их определению, учитывающие разнообразие организационно-правовых механизмов управления и уровень их развития в российских корпорациях. В этой связи можно констатировать, что обобщение и систематизация разного рода механизмов управления, направленных на предупреждение коррупции в организациях корпоративного сектора, требует дополнительных научных исследований.

Вместе с тем роль и место антикоррупционных механизмов в организационной структуре корпорации позволяют определить методические рекомендации Минтруда России, указывающие на деятельность организации по предупреждению коррупции через элементы ее организационной структуры[133]. Кроме того, содержащиеся в научных работах и экспертных суждениях по обозначенной проблеме выводы позволили выделить типовые системы управления корпорации[134], использование элементов которых в целях предупреждения коррупции получило наибольшее распространение в практике деятельности коммерческих корпораций.

Изучение методик и корпоративных процедур противодействия кор - рупции позволяет говорить о наличии в практике их разработки и применения сложившегося подхода к отнесению мер по предупреждению коррупции к сфере кадровых технологий (human resources management, HRM) или деятельности подразделений обеспечения различных видов безопасности. В этой связи в качестве среды распространения антикоррупционных механизмов обозначим соответственно систему управления персоналом и систему кор - поративной безопасности.

Можно предположить, что подобная ситуация является результатом исторического процесса формирования кадровых технологий, а также методов распространение антикоррупционных стандартов поведения в системе публичного управления[135], затронувших подразделения кадровых служб и безопасности государственных органов и организаций.

Несмотря на индивидуальность подходов в каждой из указанных систем, в большинстве случаев в них используются схожие по принципам методы предупреждения коррупции, которые базируются на внедрении определенных стандартов поведения и этических правил, изучении лояльности к организации[136] и психофизиологических особенностей личности[137], а также процедурах подбора, оценки, мотивации, ротации, проверки сведений и других.

Вместе с тем, в отличие от сферы управления человеческими ресурсами, при обеспечении безопасности специалисты больше склонны использовать методы криминологии и криминалистики, о чем свидетельствует и мировая практика \ По мнению автора, влияние данных технологий на предупреждение коррупции в частном секторе является наиболее изученным как в научных трудах, так и специальной литературу[138] [139]. В этой связи соответствующее упоминание в работе дано только для указания на их особое значение в сфере предупреждения коррупции.

Результаты изучения научных трудов и практических разработок в сфере корпоративного управления позволяют говорить, что данная система является основной областью распространения антикоррупционных механизмов в корпорациях нефинансовой сферы российской экономики. Как отмечает академик РАН Т.Я.Хабриева: «основной целью корпоративного регулирования является обеспечение справедливого баланса интересов между учредителями (участниками) юридических лиц, самими юридическими лицами, членами их органов управления и кредиторами юридических лиц в связи с их участием в гражданском обороте, что позволяет сдерживать многие коррупционные риски»[140]. Роль системы корпоративного управления организации по обеспечении подобного баланса интересов, в том числе с помощью антикоррупционных механизмов, подчеркивается и большинством экспертов данной отрасли. Кроме того, ряд авторов напрямую связывают возникновение коррупции с отделением функции управления от прямых полномочий собственника.

К примеру, Шульгина Н.А. отмечает: «взятка и коррупция появляется с того момента, когда произошло обособление функций управления в общественной и хозяйственной деятельности, когда у должностного лица, чиновника, «управленца» появляется возможность распоряжаться ресурсами и принимать решения не в интересах общества, а своих собственных»[141] [142]. Подобная характеристика указывает на важность методов корпоративного управления как для организаций частного сектора, так и в целом для системы публичного управления, что делает их универсальными для развития в рамках предложенного подхода к административно-правовому регулированию предупреждения коррупции.

Одним из значимых за последнее время документов, дающих понимание роли корпоративного управления в предупреждении коррупции, стал выпущенный в 2013 году Национальный доклад по корпоративному управлению, подготовленный НСКУ. Помимо качественной аргументации представленных в докладе выводов и предложений, их компетентность подтверждается и профессиональным статусом данной организации, которая была создана по инициативе Правительства Российской Федерации и учреждена Торговопромышленной палатой Российской Федерации, РСПП, Ассоциацией российских банков, общественными организациями «ОПОРА РОССИИ» и «Деловая Россия». Как отмечено в Национальном докладе: «качественное корпоративное управление - это не только механизм, повышающий эффективность, облегчающий доступ к капиталу и обеспечивающий устойчивость; оно также становится эффективным антикоррупционным инструментом. На уровне повседневных операций оно затрудняет дачу и сокрытие взятки. На уровне принятия решений корпоративное управление обеспечивает прозрачность и подотчетность, благодаря чему становится совершенно ясно, как и на каком основании принимаются решения. И наконец, фундаментальной основой кор - поративного управления является этика, служащая его моральным компасом» . Особое внимание в докладе уделено и роли корпоративного управления в противодействии коррупции.

Помимо взаимосвязи с элементами антикоррупционной сферы, многими экспертами отмечается схожесть принципов корпоративного управления и деловой этики, также играющей важную роль в предупреждении коррупции. К примеру, «многие из этих принципов, касающихся прав личности, таких как право на собственность и равенство перед законом, теперь закреплены в основополагающих документах об этике делового поведения, таких как Конвенция ОЭСР по борьбе со взяточничеством, Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, Инициатива Всемирного экономического форума «Партнерство против коррупции», Принципы противодействия взяточничеству в бизнесе Transparency International, Правила Международной торговой палаты о противодействии вымогательству и взяточничеству и Десятый принцип Глобального договора ООН»[143] [144].

Не углубляясь в рассмотрение норм-принципов корпоративного управления, остановимся на содержащимся в Национальном докладе по корпоративному управлению комплексном определении соответствующего понятия: «система законов и обоснованных методов, посредством которых корпорации управляются и контролируются с акцентом на внешние и внутренние корпоративные структуры с целью мониторинга действий менеджмента и директоров и, соответственно, минимизации рисков посредников, которые могут возникать из ошибок должностных лиц»2. В целях диссертационного исследования целесообразно дополнить данное определение, обозначив не только риски посредников, но и всех заинтересованных в деятельности корпорации лиц, включая ее собственников и потребителей услуг. Отмечая не только ошибки, но и преднамеренные действия, которые создают или реализуют указанные риски, выделим важность для объекта диссертационного исследования системы управления рисками.

Говоря о роли элементов системы управлении рисками в противодействии коррупции, можно привести множество отечественных и международных исследований в государственном и частном секторе[145] [146] [147] [148].

Кроме того, соответствующие положения содержатся в российских антикоррупционных правовых актах. Так, одним из первых нормативных правовых актов Российской Федерации, касающихся соответствующих аспектов в государственном управлении, стал Указ Президента Российской Федерации от 18 мая 2009 года № 557, который в разделе III. «Другие должности федеральной государственной службы, замещение которых связано с коррупционными рисками» содержит своеобразные показатели для определения коррупционных рисков . Очевидно, что подобный подход, связанный с определением коррупционных рисков только через перечень включающих их видов деятельности, потребовал дальнейшего развития методологии. В этой связи Минтрудом России были выпущены документы, подробно рассматривающие меры по управлению данными рисками, в том числе и в частном секторе . Как обозначено в работе, на систему управления рисками обратило внимание и Росимущество, выстраивая меры по предупреждению коррупции в корпорациях с государственным уча-

4

стием .

Вместе с тем неверно говорить о полной идентичности технологий и схожести принципов управления предпринимательскими и коррупционными рисками, в том числе, по причине особенностей условий и целей формирования каждой из обозначенных систем. Стоит отметить, что специфика самой предпринимательской деятельности предусматривает множественные риски, которые возникают не только в ходе реализации ее субъектом отдельных функций, но и изначально заложены в механизмы ее нормативного регулирования. В этой связи выделим некоторые аспекты системы управления предпринимательскими рисками, влияющие на эффективность антикоррупционных механизмов.

Результаты анализа трудов в данной сфере[149] позволяют определить следующие виды рисков, характерные для обеих технологий:

1. Операционный риск. В основном связан с несоблюдением правил внутреннего контроля и ошибками в корпоративном управлении, что может привести к финансовым потерям, в том числе, вследствие коррупции и мошенничества, а также ошибок работников организации, ведущих дела с нарушением этических норм и неоправданно высокими рисками.

2. Правовой риск. Помимо прочего, может включать риск, связанный с результатами коррупционных или неквалифицированных правовых консультаций, а также неправильного ведения документации, что приводит к судебным разбирательствам и возможным санкциям, влияющим на стоимость активов и объем обязательств.

3. Риск репутации. Связан со снижением степени доверия к репутации организации вследствие выявления и придания публичности противоправной, в том числе коррупционной, деятельности связанных с организацией лиц. Можно отметить, что помимо организаций, деятельность которых предполагает доверие к ним со стороны инвесторов, данный вид риска особенно опасен для всех публичных корпораций, а также исполнителей государственных и муниципальных заказов и других организаций, имеющих общественное значение.

Кроме обозначенных рисков, современные технологии нацелены и на другие их виды, в том числе, затрагивающие взаимодействие с представителями публичной сферы на территории присутствия корпорации.

Вместе с тем элементы системы управления рисками, направленные на предупреждение коррупции в большинстве случаев являются «авторскими» и зависят от степени коррумпированности как органов управления самой корпорации, так и ее участников. Можно утверждать, что данный аспект является отличительной чертой технологий управления именно коррупционными рисками по следующим причинам.

В первую очередь необходимо отметить, что уполномоченные лица при оценке коррупционных рисков акцентируют внимание на мотивации преступного поведения и лояльности персонала к организации, которые серьезно изучены в трудах по криминологии[150] [151], а также вкратце описаны в рекомендациях Минтруда России . С другой стороны, ряд ученых, в том числе экономистов, предлагают изучение коррупционной деятельности с помощью математического аппарата, также используемого в общей теории управления рисками[152]. Вместе с тем, исследуя антикоррупционные механизмы систем управления рисками, авторы часто упускают из вида фактор влияния противоправных или ошибочных действий не только на процесс их формирования и применения, но и на оценку степени влияния коррупции на деятельность организации. В частности, при рассмотрении способов и средств повышения лояльности персонала, авторами не акцентируется внимание на возможности их формирования, исходя из вероятных выгод от коррупции как для организации, так и для вовлеченных в нее работников. Так, учеными отмечается, что основой построения системы эффективного материального и нематериального стимулирования являются взаимовыгодные отношения сотрудников и руководства компании, способствующие достижению общих целей. В качестве средств повышения лояльности персонала к организации выделяют характеристики личности руководителя, среди которых указывают способность доминировать над окружением и подавлять конкурентов, а также предприимчивость и готовность к риску[153]. Очевидно негативное влияние данных факторов на управление коррупционными рисками через повышение лояльности в случае сформированных в корпоративной культуре организации так называемых коррупционных традиций.

Стоит отметить, что в общей теории управления рисками подобные аспекты также рассматриваются. К примеру, Печенин Н.К. и Логвин А.Ю. отмечают важные для реализации теории принципы. В первую очередь - «заинтересованное лицо оптимальным образом использует доступные ему средства, обеспечивая защиту себя или своего дела от всех угроз»[154] [155]. По сути данное условие требует наличия необходимых компетенций, а также отсутствие любой корыстной заинтересованности у ответственного за управление коррупционными рисками лица, что относит и его деятельность к высокорискованной по разным параметрам. Вместе с тем специфику управления коррупционными рисками будет определять степень осознания угроз от коррупции для организации или конкретного лица, что сопряжено как с мерами юридической ответственности, так и особенностями деятельности организации. В этой связи примечательно следующее мнение данных ученых на проблему совпадения «того, кто рискует, и того, кто управляет риском; суть ее в том, что некоторый ущерб для рискующего может быть катастрофичным, а для управляющего риском — нет, и наоборот» . Особое влияние в данном случае приобретает степень лояльности обозначенных участников к различным видам коррупции.

Помимо рассмотренных аспектов, основной причиной выделения подходов при формировании технологий управления коррупционными рисками в корпорациях является то, что если в системе государственного управления возникновение данного вида рисков является неприемлемым и соответствующие мероприятия нацелены на минимизацию вероятности их проявления, то в предпринимательской деятельности риски коррупции могут рассматриваться и как конкурентное преимущество на рынке. В этом плане интересна характеристика предпринимательского риска, которую раскрыла

И.В.Троицкая: «возможность как положительных, так и отрицательных отклонений от ожидаемых результатов, инициирующих изменения в имущественной сфере предпринимателя, причинно-следственно связанных с наступлением события в рамках его предпринимательской деятельности, вызванного воздействием объективных факторов внешней среды либо поведением самого предпринимателя или его контрагентов»[156]. Данная характеристика, учитывая наличие в коммерческой деятельности особых условий, влияющих на оценку как положительных, так и отрицательных отклонений от ожидаемых результатов, позволяет четко оценить специфику управления коррупционными рисками.

Таким образом, в системах управления рисками имеются существенные отличия в принципах реализации их норм-принципов в случаях с коррупционными рисками, что требует формирования отдельных научных подходов, а также делает целесообразным рассмотрение системы управления коррупционными рисками в качестве самостоятельного объекта административно-правового регулирования.

Данная целесообразность подтверждается и различиями подходов в зависимости от публичности общественных отношений. Так, для субъектов предпринимательства в процессе управления коррупционными рисками может теоретически рассматриваться положительный результат от коррупции при взаимодействии с органами власти, что не допустимо для их частноправовых отношений. В связи с этим особую важность приобретают административно-правовые меры, направленные как на усиление отрицательных отклонений от ожидаемых результатов от коррупции в системах управления рисками, так и на формирование в их процессуальных механизмах эффективных антикоррупционных стандартов.

Помимо обозначенных систем, рассмотрение международных и российских антикоррупционных актов, в том числе вышеуказанных методических рекомендаций Минтруда России и Росимущества, указало на значимость для предупреждения коррупции системы внутреннего контроля. Так, в статье 9 «Публичные закупки и управление публичными финансами» Главы II «Меры по предупреждению коррупции» Конвенции ООН против коррупции обозначено, что системы закупок должны предусматривать эффективную систему внутреннего контроля, а в качестве надлежащих мер по содействию прозрачности и отчетности в управлении публичными финансами определены эффективные и действенные системы управления рисками и внутреннего контроля. Подобной логики придерживается и Конвенция ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, которая в статье 8 «Учет», ссылаясь на содержащиеся в приложении Пересмотренные рекомендации Совета по мерам борьбы со взяточничеством в международных деловых операциях 1997 года, дает рекомендации в отношении требований к «установлению внутренних механизмов контроля деятельности компаний, реализация которых будет иметь важное значение для обеспечения общей эффективности борьбы со взяточничеством в международных деловых операциях».

В российских документах соответствующие упоминания содержатся, к примеру, в Антикоррупционной хартии российского бизнеса, которая в разделе «3. Эффективный финансовый контроль» указывает, что «компании устанавливают и поддерживают эффективный внутренний контроль, который включает организационные механизмы проверок бухгалтерской, учетной практики, кадровой и другой деятельности, подпадающей под действие антикоррупционных программ»[157] [158]. Вместе с тем все больше российских организаций, основываясь на международной практике внутреннего аудита и контроля, формируют данную систему инициативно . Одним из положительных явлений стала обозначенная ранее в работе тенденция развития одного из элементов внутреннего контроля в виде комплаенса, нашедшего отражение и в рекомендациях Минтруда России[159] [160].

В качестве подтверждения полученного вывода в отношении того, что вышерассмотренные системы управления являются средой распространения антикоррупционных механизмов можно привести и другие исследования ученных в данной сфере , а также положения Антикоррупционной хартии российского бизнеса, которая в настоящее время объединяет более 1360 действующих на территории России крупных организаций. В частности, помимо внутреннего контроля в Хартии, указано, что основным условием противодействия коррупции является внедрение в практику корпоративного управления антикоррупционных программ.

Стоит отметить, что обозначенная ранее в диссертационном исследовании трудность в определении коррупции и классификация мер по ее предупреждению, а также неоднородность моделей организационной структуры управления корпорацией не позволяют рассматривать указанные системы управления в качестве единственных, где имеют место антикоррупционные механизмы. Можно лишь утверждать, что административно-правовые меры по предупреждению коррупции в нефинансовой сфере российской экономики в обязательном порядке должны учитывать элементы и особенности следующих систем: управления персоналом, корпоративной безопасности, корпоративного управления, управления рисками, внутреннего контроля и коп- лаенса. Вместе с тем для темы диссертационного исследования целесообразно указать и значимость антикоррупционных механизмов таких систем, как система ключевых показателей эффективности и система менеджмента качества организации.

Говоря о роли отдельных элементов системы ключевых показателей эффективности, необходимо обозначить их взаимосвязь с аналогичными системами в публичной сфере, где уже выделена особая роль антикоррупционных механизмов. Как обозначено, в качестве мер профилактики коррупции в Федеральном законе № 273-ФЗ определено внедрение в практику кадровой работы правила, в соответствии с которым эффективное исполнение государственным или муниципальным служащим своих должностных обязанностей должно в обязательном порядке учитываться при его поощрении. Стоит отметить, что данные проблемы активно изучаются учеными и экспертами как в публичной сфере, так и в частном секторе[161] [162]. В этой связи элементы данной системы, рассматриваемой часто в литературе как система управления по целям, целесообразно рассматривать в качестве действенных механизмов предупреждения разных видов коррупции. Кроме того, их показатели учитываются при определении рыночной стоимости корпорации, что устанавливает ее взаимосвязь с управлением рисками.

Переходя к рассмотрению системы менеджмента качества организации, достаточно вернуться к обозначенным в работе опасным для жизни и здоровья людей последствиям от использования некачественных продуктов и изделий. Главным достоинством данной системы является ее нацеленность на моделирование производственных циклов, а также стандартизацию и адаптацию под них процедур внутреннего контроля и управления рисками. Очевидно, что являясь одними из действенных средств в предупреждении коррупции элементы системы внутреннего контроля наиболее эффективны только при достаточной регламентации всех бизнес-процессов, реализации которой способствуют стандарты обозначенной системы . В этой связи приведем характеристику операционного риска, которую дала А. С.Коновалова: «возможность несоответствия экономического состояния субъекта планово- му в результате неверного построения бизнесс-процессов, неэффективности процедур внутреннего контроля, несанкционированных действий»[163] [164].

В результате проведенного исследования роли и места антикоррупционных механизмов в организационной структуре управления корпорацией можно констатировать, что указанные в работе системы в той или иной степени влияют на предупреждение коррупции в российском корпоративном секторе. В свою очередь, даже без учета элементов криминалистической характеристики коррупции, недостаточное развитие рассмотренных систем управления создает неэффективные и слабо контролируемые процедуры, влекущие определенные коллизии, нормативные пробелы, конфликты интересов, а также множественные риски, что приводит к снижению результативности соответствующих бизнес-процессов, мотивируя ответственных за их выполнение лиц на поиск альтернативных способов достижения правомерных целей. Как следствие, в дальнейшем возрастает риск использования данных альтернативных способов для коррупционной деятельности. К примеру, принятые в корпоративной культуре большинства организаций мелкие подарки за «ускорение» неэффективных процедур, могут перерасти в «коррупционные традиции» организации, которые Председатель Счетной палаты Российской Федерации Т.А.Голикова охарактеризовала как скрытые формы коррупции: «расплата должностями, дарение подарков в рамках представителям власти в рамках осуществления представительских функций менеджерами крупных компаний, защита диссертаций, хвалебные публикации в СМИ»2.

Стоит также отметить, что с учетом тесной корреляции большинства систем управления корпораций с технологиями управления рисками, имеющими рассмотренные особенности в сфере противодействия коррупции, элементы данных систем целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного объекта антикоррупционных мер. Кроме того, необходимо сделать важный для темы исследования вывод о возможности внедрения и развития принципов и технологий обозначенных систем управления во всех организациях нефинансовой сферы российской экономики вне зависимости от форм государственного участия в их деятельности. В свою очередь, можно в очередной раз отметить характерные отличия соответствующих организационно-правовых форм управления у субъектов финансовой сферы \ Одним из ярких примеров для сравнения может стать система внутреннего контроля, выделенная российскими и международными документами в сфере ПОД/ФТ[165] [166].

Таким образом, с учетом однородных подходов к формированию систем управления корпораций и выводов о целесообразности административноправового регулирования их отдельных элементов, сделанное в работе предположение о необходимости рассмотрения корпоративного сектора российской экономики в качестве самостоятельного объекта антикоррупционных исследований и технологий образует рабочую гипотезу настоящего диссертационного исследования.

<< | >>
Источник: СУИКОВ Сергей Юрьевич. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ КОРРУПЦИИ В НЕФИНАНСОВОЙ СФЕРЕ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ (НА ПРИМЕРЕ КОММЕРЧЕСКИХ КОРПОРАТИВНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Роль и место элементов организационной структуры корпорации в формировании антикоррупционных правовых механизмов.:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Правовая основа предупреждения коррупции в российском корпоративном секторе: состояние и проблемы.
  3. Роль и место элементов организационной структуры корпорации в формировании антикоррупционных правовых механизмов.
  4. Влияние специфики корпоративной модели на правореализацию правовых механизмов предупреждения коррупции.
  5. Соотношение публичного и частного права в регулировании предупреждения коррупции.
  6. Правоприменение антикоррупционных норм на основании подходов к взаимодействию с заинтересованными сторонами.
  7. Заключение
  8. Список нормативных источников и научной литературы.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -